Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.12.2005 | Арт

Люди года: арт

Убить куратора и поставить ему памятник

   


Елена Елагина, Игорь Макаревич

Выставка "В пределах Прекрасного. Объекты и инсталляции" в Государственной Третьяковской галерее творческого тандема художников-супругов (в экспозиции представлены как общие вещи, так и работы, выполненные каждым по отдельности) явила собой идеальный симбиоз концептуальной — концептуалистской в нашем случае ветеранов "московского романтического концептуализма" — проективности и вполне традиционной рукодельности. Изощренные интеллектуальные заморочки сопряжены с блудом труда, но только не в уничижительном мандельштамовском смысле, а в более чем положительном. Поразительное сочетание ума и качества, прежде казавшееся не столько невозможным, сколько ненужным в отечественном современном искусстве, заставило по-иному посмотреть на всю историю последнего. А вышедший уже после вернисажа каталог — полиграфическая игрушка международного уровня — лишь подтвердил подозрения. Могут ведь, если хотят! Хотели бы все так, как Елагина и Макаревич.


Андрей Ерофеев

Выставка Елагиной и Макаревича была подготовлена отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи, коим и руководит Андрей Владимирович. И эта экспозиция — при всем ее совершенстве и изысканности — была лишь одной в бесконечной череде выставок, сделанных отделом. Ерофееву удалось взять казавшийся неприступным для новаций бастион под названием Третьяковка. "Сообщники" и "Русский поп-арт" — два мегапроекта этого года, за которые следовало бы убить куратора по причине их неосмысленной гигантомании, но после этого обязательно поставить памятник. Ерофеев памятник заслужил.


Николай Полисский

Созданное московским художником в калужской деревне товарищество "Никола-Ленивецкие промыслы" (местные жители не просто ассистируют заезжему гостю, но являются полноценными соавторами его затей) превратилось из отвязного арт-проекта в полноценно действующую структуру. Пошли заказы, причем вполне себе авторитетные. От Вячеслава Полунина, просившего обрамить свое "Снежное шоу" в Москве и Питере колонной снеговиков. От Северо-восточного административного округа Москвы, решившего украсить вход в новодельный Лихоборский парк деревянной триумфальной аркой. От Министерства культуры, пригласившего отчего-то участвовать калужан на фестивале-форуме с высокопарным названием "Культурная реальность Подмосковья" (там артель соорудила гигантские качели). А еще весь год во дворе Третьяковской галереи простоял "Байконур" — плетеный космодром из орешника и березовых прутьев. Социально-художественный эксперимент удался.


Юрий Самодуров

Директор Музея и общественного центра им. Андрея Сахарова чуть не попал за решетку, когда суд признал его виновным в разжигании какой-там розни из-за организации выставки "Осторожно, религия!". Дело не в эстетических достоинствах и недостатках выставки, разгромленной православными фундаменталистами. Суть в том, что варвары оказались безнаказанными, а вот кураторам и художникам было зачитано обвинение. В России судят за искусство — дичь и нелепость! Однако Самодуров не сдался, и Cахаровский центр по-прежнему продолжает работать. Хотелось бы, чтобы ему не мешали и на следующий год Юра не попал бы в наш рейтинг в связи с очень грустным поводом.


Любовь Сапрыкина

Повод еще более грустный — Любови Михайловны с нами больше нет. Но, уже будучи смертельно больной, она, арт-директор нижегородского филиала Государственного центра современного искусства, успела в этом году стать куратором российского павильона на Венецианской биеннале. И открыть в нижегородском Арсенале — здании в местном Кремле, переданном в распоряжение ГЦСИ, — выставку победителей 2-го общероссийского конкурса художественных проектов. Конкурс — тоже детище Сапрыкиной. Она вообще превратила Нижний в третью российскую столицу современного искусства и наконец стала международной арт-звездой. Впрочем, ненадолго. Вечная ей память.



Источник: "Грани", 28.12.2005,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».