Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.12.2005 | Литература

Люди года: литература

За прошедший год в России стало одним писателем больше

   

Оксана Робски

Безусловно, самый яркий маркетинговый проект уходящего года — суммарный тираж трех романов этой гламурно-глянцевой дивы перевалил за 200 тысяч экземпляров. Открыв читателю неведомую ему доселе Рублевку, под конец года Робски совершила дерзкий демарш, выступив с романом "для бедных" — героиня ее "Про любoff/on" ездит в метро и никогда в жизни кокаина не то что не нюхала — не видела. Сумеет ли создательница "Casual" сохранить свою популярность при смене амплуа — неясно. Зато очевидно, что именно Робски мы обязаны огромным валом книг, написанных за прошедший год разного рода гламурными девушками — от телеведущей Ксении Собчак до гимнастки Ирины Чащиной. Зависть, знаете ли, великая вещь, а книжка собственного сочинения — аксессуар не только изысканный, но и очень недешевый.


Арсен Ревазов

Ревазов — подлинный генерал Брусилов от развлекательного чтива: человек, сумевший в одиночку прорвать многолетнюю блокаду и развеять-таки миф о якобы полной неприспособленности российского писательского менталитета к созданию полноценных бестселлеров. Роман "Одиночество-12" стал не только первым настоящим "евротриллером", собранным на отечественной почве из подручных материалов, но и, без всяких преувеличений, самым удачным развлекательным проектом года. Главный подвиг Ревазова в том, что отечественному читателю из среднего класса был, наконец, предложен адекватный, узнаваемый герой — недурно образованный и достаточно интеллигентный яппи, способный, тем не менее, угнать военный самолет ради любимой или уложить взвод злодеев-сектантов одиночными выстрелами из автомата.


Михаил Шишкин

Едва ли не единственный достойный претендент на звание "величайшего русского писателя наших дней". Во-первых, достаточно молод (чуть за сорок), во-вторых, пишет медленно, вдумчиво, и без всякой оглядки на сиюминутные требования рынка. И, наконец, в-третьих, каждый его новый роман непременно становится событием. После "Взятия Измаила", принесшего своему создателю Букеровскую премию, Шишкина уже только что не в глаза начали называть великим. Сегодня, после публикации "Венерина волоса", за который Шишкин, кстати, получил премию "Национальный бестселлер", его репутация живого классика окончательно упрочилась. Правда, ожидать нового подтверждения экстраординарности шишкинского дарования придется, скорее всего, долго — лет пять, не меньше.


Алексей Иванов

Сказать, что Алексей Иванов проснулся знаменитым после того, как питерская "Азбука" приобрела права на издание книг пермяка и начала интенсивно их промоутировать, будет изрядным преувеличением. Широкую известность в узких кругах Иванов приобрел пару лет назад, после первого издания романа "Сердце Пармы". Но настоящая всенародная слава пришла к нему лишь нынешней осенью, когда был опубликован его роман "Золото бунта, или Вниз по реке стремнин". Этот зажигательный исторический детектив, густо замешанный на уральском колорите конца XVIII века, написан странным, нарочито архаичным языком с большим количеством непонятных слов. Однако даже этой стилистической дремучести не под силу оказалось оттолкнуть от "Золота бунта" потенциального читателя — пятидесятитысячный тираж разошелся меньше, чем за полгода.


Евгений Гришковец

Выпустив в нынешнем году повесть "Реки" (до этого, напомню, были опубликованы роман "Рубашка", рассказ "Спокойствие" и десяток пьес), Гришковец, по собственному его утверждению, стал, наконец, настоящим, полноформатным писателем, работающим во всех прозаических жанрах. Более того, именно с этого момента и следует отсчитывать его писательскую карьеру как таковую — отныне, по словам того же Гришковца, сам он считает себя в первую очередь литератором и лишь во вторую — актером и режиссером. Словно бы для того, чтобы его притязания выглядели максимально обоснованно, суровое и нон-конформистски настроенное жюри премии имени Андрея Белого включило "Реки" в свой шорт-лист — акт по отношению к бестселлеру совершенно беспрецедентный. Иными словами, за прошедший год в России стало одним писателем больше. И, даже если судить только по тиражам, писатель этот не из последних.



Источник: "Грани", 28.12.2005,








Рекомендованные материалы



Новая словесность

Ты переворачиваешь титульный лист второй части Священного Писания и понимаешь, что из запутанного, как посты в Фейсбуке, лабиринта библейской эпики, многоголосья пророчеств, притч, хроники и поэзии ты попал в короткий детективный роман.

Стенгазета

Контактное средневековье

Книга "Страдающее Средневековье" стала интеллектуальным бестселлером 2018 года. Ее тираж превысил 40'000 экземпляров —огромную, по меркам российского книжного рынка, цифру — во многом благодаря нарастающему современному феномену “книг, вышедших из пабликов”. Смотрите об этой книге видео Елизаветы Подколзиной.