Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.07.2012 | Арт

Кипяток безрассудства

В этих доморощенных инсталляциях отчетливо присутствует «зов к порядку»

В рамках Параллельной программы III Московской международной биеннале молодого искусства Государственная Третьяковская галерея представляет спецпроект художника, куратора, философа Арсения Жиляева. Здесь советская живопись 1920-1930-х годов соседствует с вырезками из «Огонька» застойных времен.

Биеннале молодого искусства — затея очень полезная, интригующая, но важная только для прошедших конкурсный отбор участников, получивших путевку в жизнь, и арт-экспертов, хищно выбирающих будущих жертв для своих выставок и статей. Экспозиции биеннале раскинулись по всей Москве, но самым радикальным и действительно по-молодежному дерзким образом выступила Третьяковка с проектом, который следует рекомендовать любому, кому интересны судьбы отечественной культуры минувшего и наступившего веков.

Формально автором выставки в 38-м зале здания ГТГ на Крымском валу числится участник биеннале молодого искусства Арсений Жиляев (относительно молодой художник — родился в 1984-м). Но его проект «Музей пролетарской культуры. Индустриализация богемы» включает в себя и картины 1920-1930-х годов из фондов галереи, и произведения придуманных самодеятельных творцов, и реконструкции украшений стен в общежитиях и рабочих раздевалках, и фотографии митингов и забастовок. Последние Жиляев разумно рассматривает как стихийное искусство. Надо сразу заметить, что сама экспозиция, которая может показаться хаотичным бредом, выстроена настолько элегантно и остроумно, с тайными подтекстами и обращениями к коллективной памяти, что про явный политический пафос даже поначалу забываешь.

«Индустриализация богемы» — это комплимент автора самому себе, а также своим легендарным предшественникам вроде Евгения Кацмана, Федора Богородского или Сергея Лучишкина, художников, в двадцатые ставших на службу пролетариата. Но их картины, которые начинают экспозицию Жиляева (тут еще есть «Портрет Стаханова» Алексея Шишова и «Аллея ударников» Александра Монина, авторов неизвестных, но, безусловно, одаренных), все-таки вторят европейским авангардистам. Художникам, уставшим от гнета мировой культуры и ее бессмысленного нагромождения форм и смыслов, работавшим под девизом rappel a l’ordre, «зов к порядку». Тут надо понять парадоксальность советского неореализма: его фигуративизм, акцентированное бытописательство, нарочитое народничество (на выставке есть и «Сельский учитель», и «Переподготовка учителей») на самом деле были радикальнее апологетов абстракции и новых путей в искусстве. Это — искусство без искусства, искусство, освобожденное от формальной оболочки как залога товарно-денежных отношений. Это промышленная живопись, живопись факта, а не эмоции или интеллекта. И «порядок» тут принадлежит не законам Академии художеств, а бригадиру или комиссару. «Кипит наш разум возмущенный» — в РСФСР он вскипел, а потом начал покрываться накипью.

Накипь имитирует Арсений Жиляев в своих работах. Его объекты якобы созданы политграмотными народными авторами. Например, Рубеном Ивановичем Белоглазовым, выкладывающим из обломков мебели времен застоя слоган «Искусство принадлежит народу». А послевкусие от демократического бульона иллюстрируют имитации-реконструкции народного творчества — рабочие комнатки с вырезками из журналов по стенам, чеканками и загадочными скульптурками — сов, белочек и чего-то такого из детства. Между прочим, в этих доморощенных инсталляциях отчетливо присутствует «зов к порядку». Что не скажешь о фотографиях с недавних демонстраций и митингов. Тут разум опять мокнет в горячей воде, но пока вода не кипит.



Источник: "Культура", июля 2012,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
05.11.2019
Арт

Семь способов не потеряться во Владивостоке

Во Владивосток на несколько недель приезжали художники со всех стран мира, которые исследовали город со всех доступных им ракурсов — одни работали на сопках, другие забирались в бомбоубежища или отправлялись к морю, попутно расплетая собственные личные истории.

Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.