Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.11.2021 | Книги

Гомункул великолепный

Рецензия студентки Школы культурной журналистики Елены Васильевой на роман Германа Канабееве «Отто».

публикация:

Стенгазета


Текст: Елена Васильева


«Отто» — второй роман Германа Канабеева. О писателе известно немногое: ему около 40 лет, живет в Москве, дебютный роман «Я буду Будда» вышел в прошлом году. Роман «Отто» в рукописи попал в длинный список премии «Национальный бестселлер», номинатором стала редактор этого текста Анна Гутиева; впрочем, жюри с ее высокой оценкой не согласилось.
Завязка такая: клиенты одного московского барыги ищут «закладку» на кладбище; этот барыга обычно прячет наркотики в интересных местах, выбранных в соответствии с пожеланиями клиента. На этот раз в гробу нашли, правда, не то, что предполагалось: не куски стухшего мяса, а живого человека — да и вопрос, человека ли.

Его нарекли Отто. Говорить поначалу не умел, но быстро всему учился; вскоре стало понятно, что он обладает удивительной способностью. Вкратце ее можно описать как способность «размягчать макушки», чтобы управлять действиями людей; они же взамен обретают просветление; при этом все остаются живы. Но люди с «размягчёнными макушками» начинают бунтовать, и наступает хаос — причем Канабеев довольно удачно вписывает в разного рода катастрофы отсылки к реально происходившим за последний год российским и мировым событиям — например, к взрыву на химзаводе в Дзержинске или пожару в Нотр-Даме.

Более всего «Отто» напоминает текст, бегло написанный в подражание Виктору Пелевину. Обе характеристики здесь — отрицательные. Пелевин и его августовские романы, в которых всегда все примерно одно и то же, уже давно стали мемами, и если уж что-то делать в этой традиции, то делать это надо безупречно. «Отто» же составлен из огромных абзацев-кирпичей, которые как будто забыли отредактировать, разбить на несколько более мелких и банально удобных для читателя. Любопытные идеи — например, про то, что люди живут под гнетом постоянной необходимости что-то делать, а в конце концов умереть, и нужно бы их от этого гнета необходимости избавить, — развиваются каждый раз так стремительно, а затем так неожиданно перетекают в другие идеи, что на выходе читатель, как ни парадоксально, не помнит почти ничего.

Одновременно с этим роман затянут. В нем четыре рассказчика — начиная с барыги и заканчивая самим Отто — но главной их задачей почему-то оказывается не демонстрация истории с разных точек зрения, а последовательное ее представление. Смена «говорящих голов» выглядит скорее искусственной, тем более что стиль романа от таких замен не меняется. Обилие рассказчиков не позволяет сделать текст яснее, он вызывает все больше и больше вопросов к автору: то ли всех людей надо при помощи просветления спасти от той самой жизни под гнетом необходимости, то ли, наоборот, никого спасать не надо, да и что вообще есть спасение; а еще давайте избавим человека от его человеческой сущности? Но с какой сущностью он тогда останется? Увы, не дает ответа.

Герман Канабеев создал текст на стыке реального и фантастического, светского и религиозного, актуального и вневременного, философии и рискованного юмора — но этот текст, увы, не становится откровением, запутавшись в неестественных диалогах и повторах. Но роман только второй — так что попробуем все списать на «синдром второго романа».

Дополнительно:

Дебютный роман Германа Канабеева «Я буду Будда» также вышел в издательстве «Флюид Free Fly». Главный герой книги бродил по Москве, иногда работал, спал с разными женщинами, много шутил, искал во всем смысл и постоянно повторял, что пишет роман о любви, — и этим романом стал сам «Я буду Будда». Линия, связанная с написанием книги, есть и в «Отто» — здесь писателями оказываются почти все герои.

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
22.11.2021
Книги

Они пережили первую атомную бомбу

Хроника атомной трагедии, единственная статья, полностью занявшая номер журнала The New Yorker, один из самых влиятельных лонгридов всех времен, — все это «Хиросима» Джона Херси. Легендарный материал 1946 года никогда не издавали на русском полностью, существовали только разрозненные публикации в советских газетах. К 75-летию трагедии издательство Individuum опубликовало первый полный перевод этой журналистской работы.

Стенгазета
27.10.2021
Книги

Аутсайдеры выводят из изоляции

Эдгар Варез бросал парижскую консерваторию, спасаясь от «академической глупости и порока интеллектуализма», а 27-летний Роберто Герхард переезжал из города в город, следуя за своим учителем Шёнбергом. Жан Барраке был интеллектуалом-философом, алкоголиком и возлюбленным Мишеля Фуко, а Джачинто Шельси, граф Д’Айяла Вальва – затворником, запрещавшим фотографировать себя и нанимавшим секретарей, которые записывали ноты его сочинений.