Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.11.2021 | Кино

«Мой создатель»: умный и печальный sci-fi об одиночестве роботов

Рецензия студента школы культурной журналистики Александра Омолоева на фильм «Мой создатель» (в оригинале — Archive), режиссёра Гэвина Ротери.

публикация:

Стенгазета


Текст: Александр Омолоев


«Что-то не очень много ты сделал за два с половиной года» — недовольно заявляет начальница Джорджу (Тео Джеймс), талантливому робототехнику, который получил в распоряжение целую научную базу, но изготовил только одного неуклюжего и глупого робота. На самом деле Джордж тайно собрал ещё две машины: один хоть и не выглядит как человек, но мыслит уже на уровне подростков (со всеми присущими этому возрасту проблемами), а второй, ещё недоделанный, подозрительно напоминает погибшую жену Джорджа.
Джордж надеется вскоре перенести в андроида сознание жены — его удалось скопировать на жёсткий диск. Однако руководство всё жёстче требует от механика результатов, за базой кто-то следит, а роботы начинают проявлять характер и возражать своему создателю.

 «Архив», который отечественный прокатчик выпустил под названием «Мой создатель», снял режиссёр-дебютант Гэвин Ротери, прежде работавший над дизайном «Луны 2112» — фантастического фильма Дункана Джонса («Варкрафт») о космонавте, который дорабатывает свою вахту на Луне и внезапно обнаруживает, что его связи с реальностью не так уж и надёжны. И об этой картине в «Моём создателе» напоминает многое: сюжет об одиноком человеке, неожиданный поворот, который история обязательно примет, красивая тоска, нагоняемая автором. Научная база в японской глуши, где происходит действие, и её электромеханические обитатели сделаны с блеском продукции Apple — каждая деталь, каждый механизм выглядит просто, убедительно и в то же время стильно.

Фетишистов порадует и актриса Стейси Мартин, которая умеет притвориться сексуальным объектом и потому завораживающе смотрится в образе андроида. Мартин вдобавок сыграла погибшую жену и озвучила робота попроще — и именно последний внезапно оказался самым живым, самым трогательным персонажем «Моего создателя», его сердцем. Робот этот, как уже упоминалось, обладает интеллектом девочки-подростка и ведёт себя так же, как она — из-за угла подглядывает за понравившимся парнем, ревнует его к другой, пытается стать лучше неё, а когда не получается — идёт на радикальные меры.

Но Гэвин Ротери явно хотел сделать фильм не только с сердцем, но и с мозгом, с идеями. И с одной стороны, ему удалось — «Мой создатель» требует внимания и вознаграждает его, объясняет в конце всё, даже выбор саунд-дизайна и мультфильмов, которые Джордж показывает роботам. С другой стороны, развязка, о которой вежливость велит молчать, в сравнении с остальной историей кажется не такой уж изобретательной. Но даже если отдельные элементы истории мы уже видели — скажем, в «Молчаливом бегстве» Дугласа Трамбалла или в эпизодах «Чёрного зеркала» — «Мой создатель» всё равно смотрится свежо и увлекательно, его образы запоминаются в отрыве от истории; кто не всхлипнет на сценах с грустным роботом у водопада и на краю озера, у того вместо сердца микросхема.

 Дополнительно

Гэвин Ротери придумал сюжет фильма после того, как в 2011 году у него неожиданно, в один день, сломались оба компьютера. После этого режиссёр начал думать о том, по каким причинам компьютеры могли бы решиться на самоубийство. Затем он пришёл к идее сценария об учёном, который создаёт искусственный интеллект, захотевший умереть после обретения чувств, и в конце концов оформил эту задумку в сценарий «Моего создателя». 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.10.2021
Кино

«Волшебник страны кленов»

Без Кинга не было бы современной Канады с ее мощными либеральными традициями. А еще Кинг был странным: регулярно посещал спиритические сеансы, чтобы повидаться с покойной матерью и собакой, спрашивал советы у духа Рузвельта и умер в 75 лет, ни разу не женившись.

Стенгазета
30.07.2021
Кино

В поисках времени

Как Фрэнку хватает пары минут, чтобы потерять голову, так «Ловушка разума» увлекает уже на вступительных титрах — когда пролёт камеры показывает отрывки воспоминаний о бурном трипе, а Джастин Лонг рассуждает о страхе перед смертью — и не отпускает до конца. Больше всего это похоже на кино 1980-х, на жанр «яппи в опасности».