Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.07.2011 | Арт

Нас убила молодость

Юрий Великанов в “Галеев Галерее”

Трагическая шутка Корнея Чуковского, рецепт воскрешения птицы Феникс из советского пепла, легендарный афоризм “В России нужно жить долго,” – типа пока не кончится все это безобразие, – не всегда адекватна. Иногда смерть становится самым удобным поводом для позднейшего культа и необходимой для него агиографии. Но иногда мученический уход по причине болезни художника, насильственно согласившегося быть толерантным, совпадает с невозможностью существовать в том времени, которое он считал радостно-праведным. И судьба благополучно разрешила проблему. Великанов умер в Детском (Царском) Cеле от туберкулеза. Но сколько сказано вокруг. И агиография превращается в запретные папки домашних архивов.

Посмертная выставка Юрия Великанова, скончавшегося в январе 1934-го в туберкулезном санатории в Детском (Царском) Селе, не дожившего до тридцати, открылась в Русском музее в июне 1934-го. Там признанные классики вроде великановских учителей, художников Елизаветы Кругликовой и Всеволода Воинова, говорили пафосные слова. Про величие ученика. Как Державин о Пушкине. Но монотонно звучало “Почто ты нас покинул”.

Вкус смерти у смешного революционера кажется декоративными орнаментами. Это были сначала классицистическая ностальгия по вечности, потом по новгородской иконе, потом по залпу “Авроры” для журнала “Чиж” осенью 1930-го. Его разнообразные искренние штуки стали декоративным орнаментом для сухумского сада обезьян и для советских заводов.

Он много чего сделал, больше – не успел. Смерть придала больше ценности.

Иногда такое бывает. И запечатленная Великановым дурная советская жизнь, “обезьянье царство”, по Ремизову (Великанов много рисовал в Сухумском заповеднике), суть великое свидетельство провинившейся эпохи. 



Источник: "Культура", № 24 (7784) 14 - 20 июля 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика