Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.03.2008 | Концерт

La donna и mobile

Вертлявая, взъерошенная Земфира внезапно обнаружила вкус к бурлеску, артистизм и остроумие

Выступление в Петербурге – один из последних концертов тура в поддержку альбома «Спасибо», который стартовал 20 октября в Хабаровске и закончится 1 апреля в Москве, в  «Олимпийском». Перед финальной точкой, в «Ледовом», певица устроила настоящий марафон – вместе с «бисами» она исполнила 36 композиций.

Альбом «Спасибо», с которым певица почти полгода колесила по стране, получился эклектичным и даже раздерганным – несмотря на то, что сама Земфира считает его прекрасной работой. Записанный полностью в аналоговом звуке, с оркестровой поддержкой, органом и большой долей клавишных, «Спасибо» играет жанровыми масками, но слушается скорее как проходной альбом, нежели откровение.

Разножанровая сумятица этой пластинки на концерте получила новую логику – прежде всего за счет продуманной драматургии выступления и неожиданных обработок старого материала.

Теперь Земфира, даже с ее изначальной склонностью к созданию «мелодраматических популярных песен», никак не укладывается в ни в четыре четверти, ни в привычную гармонию, ни в депрессивную, статичную образность ранних альбомов. Сегодня у певицы легкая рука на аранжировки, она необычайно подвижна на сцене, эксцентрична – но продумывает шоу, как всегда, до мелочей.

Перед концертом из динамиков звучал андрогинный Antony and the Johnsons и Radiohead; под акапельную Дженис Джоплин «Oh Lord, won’t you buy me a Mercedes Benz?» погас свет, следом заиграло вступление к симфонической поэме Рихарда Штрауса «Так говорил Заратустра» - появление звезды было оформлено куда как помпезно. Но тем разительней был контраст:

вертлявая, взъерошенная Земфира внезапно обнаружила вкус к бурлеску, артистизм и остроумие.

К примеру, во время общения с залом она надсадным ерническим басом пропевает строчку из «Чайфа», демонстрируя «славянскую» любовь к допотопным метрам и всему «обширному». «Я татарин, меня страшно возбуждают фанковые ритмы,» - бросает она в разгоряченную толпу. - «Я хотела бы, чтобы они заводили вас так же, как и меня». Или заканчивает песню-признание, посвященную Марине Цветаевой, номером из «Риголетто» «Сердце красавицы» - уже не оперного, но опереточного свойства. Интуитивно выступление разбивается на несколько блоков, перемежаемых интермедиями. Расплескиваются, как шампанское из бокала, фортепианные аккорды на линии «Мальчик»-«Господа»-«Танго»-«Любовь как случайная смерть»; брызжет диско, а музыканты надевают цветные парики и исполняют незамысловатые движения из дискотек 70-х; тяжелые синтезаторные риффы «Прогулки» грозят перерасти в электроклэш – но тут на сцене появляется девушка в сари и танцует под стилизованный болливудский саундтрек. Пожалуй, в этот момент от Земфиры можно было ожидать и исполнения песни «Jimmi Jimmi Aaja» из «Танцора диско», которую недавно подновила британская певица M.I.A..

Но Земфира предпочла цитировать западно-европейскую музыку. В качестве особого подарка для петербургской публики она спела «Троллейбус» группы «Кино» (такие сюрпризы во время тура певица подбирала практически для каждого города). «Брызги» внезапно завершились радиохедовским рефреном «Slow down» из песни «The Tourist», а следующая композиция «Синоптик» - фрагментом баллады «Love of my Life» группы Queen.

Прозрачный, очень подвижный саунд нового бэнда певицы – а теперь она предпочитает иметь дело с молодыми музыкантами – мигом встраивается в любой предложенный стиль.

Мало того, замечательный пианист Дмитрий Шуров (Esthetic Education) и бойкая, склонная к импровизированию медно-духовая группа  соперничают в музыкантской харизме с самой солисткой. А если вспомнить, что Земфира затевает совместную работу с ансамблем Opus Posth Татьяны Гринденко (к сожалению, на концерты в «Ледовом» и «Олимпийском» они не успели подготовить совместную программу), то горизонты возможностей кажутся необозримыми.

Не обошлось, конечно, и без лирических номеров. Но, положа руку на сердце, отметим, что душераздирающие вокальные американские горки песни «Лондон» на фоне экспериментов с электроникой, фанком и ска кажутся давно исхоженными тропинками. Да и к хрестоматийному портрету Марины Ивановны, проецировавшемуся на экран во время исполнения соответствующей песни, «новой» Земфире впору собственноручно подрисовать дюшановские усы.



Источник: "Коммерсант" № 48, 25, 03.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.01.2020
Концерт

Жара из Якутии

Якутская DIY-сцена, развивавшаяся изолированно от остального СНГ к настоящему моменту превратилась в нечто совершенно особенное. Первые же неряшливые риффы собрали раскисших вторничных посетителей в плотный комок, который бурлил без остановки до конца сета.


«Фак. Ужас»

Майкл Джира: "Я не буду строить из себя простого паренька, но в конце концов: я пишу музыку, играю ее, чтобы люди собирались вместе, получали какой-то экзистенциальный опыт, но — от музыки. На сцене есть музыка. Меня — нет".