Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.12.2007 | Диски

Секрет Тропиканки

Продолжение истории мексиканских музыкантов-революционеров

Только ленивый сейчас не диагностирует кризис перенасыщения в рок-музыке. Благодаря пиринговым сетям и тьме тьмущей блогов стали доступны камбоджийская психоделия, канадский прото-рэп, шведский пост-панк, индонезийские сонграйтеры. Нехитро скачать, куда сложнее усвоить – хотя бы десятую часть. Не за горами тот момент, когда в журналах появятся рубрики-путеводители по этим параллельным мирам. Лейбл Soul Jazz в этом смысле чуткий поводырь, его сборники, как правило, можно покупать не раздумывая, и «After Tropicalia» занимает в списке релизов одно из самых видных мест. 

Это продолжение истории бразильского движения Тропикалия, начатой сборником двухгодичной давности «Tropicalia – A Brazilian Revolution In Sound». Внятный и лаконичный ликбез.

В буклете к первому сборнику подверстывалась и краткая сводка положения бразильских политико-экономических дел конца шестидесятых. Неспроста: Тропикалия была социокультурным течением, воплощенным в музыке. Скоротечным (1967-69 года), но, как выяснилось позже, на редкость занимательным и влиятельным, - не в пример сериалам той же страны происхождения. 

Началось все в университете прибрежного города Сальвадор-де-Баия. На обучавшихся там молодых людей неизгладимое впечатление произвела психоделическая революция, разгоравшаяся в странах развитого капитализма. Они быстренько сколотили коммуну, приглашая к себе любого мало-мальски свободомыслящего раздолбая. Особо выделялись два приятеля Жилберту Жиль и Каэтано Велозу – их-то музыка позже стала визитной карточкой «Тропикалии». Мозги всем вправлял композитор Рожериу Дюпарт, поучившийся в Европе у Булеза и Штокхаузена. Будучи профессором в Сан-Паулу, он надиктовывал своим питомцам манифесты, призывая их создавать музыку, естественно вытекающую из окружающего культурного ландшафта, а также положительно смотреть на то, что музыка является частью индустрии. 

Дюпарт писал автоматизированные пьесы для IBM. Согласуясь с его идеями, Жилберту Жиль, Каэтано Велозу, группа Os Mutantes (с которой теснее всего работал Дюпарт) и

компания сочиняли беспечную знойную поп-музыку про танцы на закате, секс на рассвете, бездумие как философскую необходимость, изредка – про политику. Босса-новы, скрещенные с психоделическим роком; это лето любви, это лето кастаньет. 

«After Tropicalia» показывает, что зарядки хватило надолго. Не стоило все-таки Жилберту Жилю и Каэтано Велозу петь про политику – за издевательское исполнение национального гимна диктатор Эмилиу Медичи выслал их в Англию на три года. В 70-х власть поквиталась с попрыгунчиками-революционерами: автора текстов Os Mutantes Торкуату Нету заcадили в психушку, где он покончил с собой; Рожериу Дюпарт долго прятался в буддистском монастыре, тоже после психушки; певица из Os Mutantes Галл Косте не раз была бита за исполнение песен ссыльных Велозу и Жиля. По музыке «After Tropicalia» мало чем отличается от предыдущего сборника бразильцев.

Сиквел можно, как видите, с легким сердцем рекомендовать в качестве подарка на Новый Год.

Это-то и поразительно. Потому что Тропикалия обернулась менее наигранным и более кровавым протестом, чем аналогичная американская история конца 60-х.

В качестве постскриптума к Тропикалии надо сказать, что в двухтысячных Жилберту Жиль занял пост министра культуры Бразилии. А Os Mutantes не так давно воссоединились и даже отыграли концерт в Лондоне.



Источник: "Коммерсант-Weekend-Спб" № 236, 21.12.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.11.2019
Диски

Ранимое чудовище Игоря

Тайлер Оконма получил известность как задиристый ёрник с басовитым плотным флоу. На “IGOR” мы почти не слышим его в этой форме. Привычный тон появляется только в середине, однако, даже обнаружив себя, Тайлер звучит не агрессивным, как в юности, а усталым, как будто ему скоро стукнет тридцать (артисту уже 28). Вместо кровожадных рэперских панчей чаще звучат робкие, распевные признания: “I'm your puppet, you control me.”

Стенгазета
25.10.2019
Диски

Высококалорийное слово

«Моё слово жирно / Со мною в лифте любой другой — лишний» — здесь артистка, конечно, иронизирует над своей внешностью, лишая пищи троллей из сети. Вместе с тем, это еще и непреднамеренный метакомментарий. Голоса Алёны так много, что он почти вытесняет аккомпанемент, будто мы слушаем речитатив акапелла.