ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 28 ИЮЛЯ 2017 года

Интервью / Музыка

«Сегодня страдание и боль — это часть поп-культуры»

Художник и арт-объект Дженезис Пи-Орридж: "Я все жду, когда кто-то разбомбит наше поколение."

Текст: Егор Галенко

В Россию с концертами снова приезжает группа PTV3, которую возглавляет художник и арт-объект Дженезис Пи-Орридж. Человек пенсионного возраста, придумавший когда-то стиль индастриэл с группой Throbbing Gristle, позже игравший эйсид-хаус, а потом — пространные рок-песни, длящиеся по 10-20 минут; в подростковом возрасте бывший хиппи, а потом взявший себе другое имя и сделавший из себя арт-объект, жизнь которого каждую секунду является акцией отказа от прошлого; сделавший со своей женой Леди Джей пластические операции, в результате которых они становились все больше похожи друг на друга и в итоге должны были слиться в одно тело, чему помешала ранняя смерть Джей несколько лет назад. В интервью Дженезис обычно говорит «Мы» вместо «Я», имея в виду, что он общается от имени их обоих.

Ну для начала спасибо вам за концерт в Петербурге два года назад — вы выступали тогда на фестивале SKIF в большом кинозале.

Помню, конечно, это вообще был один из лучших концертов PTV3 за последние годы. Мы запомнили его на всю жизнь, там была очень мощная энергия от аудитории.

Еще очень много людей было, может, в этом дело? В России вообще есть некоторое количество культовых фигур, которые очень удивляются, приезжая сюда и видя перед собой аудиторию раз в десять больше, чем они привыкли видеть в Европе или Америке.

Да, мы заметили это за все время выступлений в России, конечно. Но дело не в количестве людей было тогда в Петербурге. Там все как один подобрались в зале — очень любвеобильные, очень отверженные люди. Это не только наше мнение — так говорили абсолютно все участники PTV3 после концерта — хотелось продолжать и продолжать играть — тем более что вы же знаете наши последние песни?

Да, они безразмерные такие — вживую минут по 10, но никто не будет удивлен, если они снова и снова будут начинаться и растянутся на полчаса.

В России все началось с танцев у сцены. В Нью-Йорке, где мы чаще всего, наверное, выступаем, люди приходят — зачастую абсолютно индифферентные. Стоят и смотрят типа «Ну, покажите-ка нам еще что-нибудь». У меня огромный стаж выступлений, но понятно, что любой артист, а я в особенности, всегда хочет как-то проломить это равнодушие толпы, поделиться энергиями. И я умею это делать.

Но все равно каждый раз боитесь, что не получится?

Да, я специально прикладываю усилия иногда, чтоб переживать перед выступлением. Ведь в этом и есть смысл концерта и для зрителей, и для меня. Иногда, чтоб расшевелить публику, мы начинаем тупо шутить, я люблю из себя строить что-то вроде глупой женщины, стареющей в стрип-кабаре. Нет, лучше не будем вспоминать. В общем, что угодно делаем, чтоб для людей происходящее на PTV3 было событием.

Люди плакали, когда вы играли «Thank You», посвященную Леди Джей.

Я обычно тоже плачу, когда мы ее играем — там же все абсолютная правда, в песне. Это и есть молитва для женщины, которую я любил.

А за прошедшие с тех пор два года — что вас впечатлило больше всего, что у вас происходило? Я видел какие-то фотографии с медитации, знаю о книге, еще вы рассказывали в интервью перед тем концертом об космически-анархистской организации One True Topi Tribe, участники который должны уехать в Тибет — что с ней?

Большой вопрос, друг мой. Мы написали книгу, вместе с моим другом Лией Мэйсон — там есть все фотографии с 1950 года: есть мой друг Нил Эндрю Мэгсон (это настоящее имя Пи-Орриджа, которое он сменил в 1971 году — прим. ред.), его школьные сочинения, очень много фото из архива со Throbbing Gristle и Coil, которых никто никогда не видел. Есть предисловие, которое объясняет, почему мы отказались от своего физического тела и много наших фотографий с Леди Джей, с выставок, которые мы делали. Есть еще делюксовое издание книги — там постер, состоящий из полароидных снимков, где мы с Леди Джей исследуем физические и духовные тела друг друга. Можно купить на сайте .

Привозите в Россию, тут на концертах обязательно купят.

Не думаю, что привезу. Это тяжело же. Кроме того, у вас злобная таможня, а в книге — очень много фотографий людей без одежды. Отберут.

Ну, может, это изменит к лучшему нашу таможню. Вы хотя бы один экземпляр возьмите.

А еще мы недавно ездили в Бенин, маленькую африканскую страну. Это единственная страна, где вудуизм — государственная религия. И мы — вместе с дизайнером, который занимался Thee Psychick Bible (главная книга-энциклопедия Пи-Орриджа — прим. ред.) - снимали там документальный фильм 14 дней. С вудуистами. Мы засняли все церемонии, святилища и ритуалы. Нам там сказали — ничего особенно не зная о нас — что у меня был близнец, и он умер. И для меня было отдельное служение, соединяющее наши с Леди Джей души. В сентябре мы туда поедем снова.

Еще у нас было несколько выставок. Например, ретроспектива в Музее Энди Уорхола в Питтсбурге.

Еще у нас вышел поэтический сборник.

Еще мы записали 6-7 записей PTV3 на виниле.

А ночь назад мы закончили новый альбом, который будет намного более психоделичен, чем тот концерт в Петербурге.

Ура.

Мы еще привезем специальный винил в Россию, на котором Psychic TV написано по-русски.

А еще наша старшая дочь родила ребенка недавно — 10 декабря. Мы стали бабушкой и дедушкой прекрасной девочки Бейзы. Это имя означает «Так же чиста, как свет алмаза».

А еще мы стали — официально — священником. И мы можем регистрировать браки в Америке и выдавать сертификаты. Осветители PTV3 собираются сыграть свадьбу в июле, мы их будем венчать.

У нас появилась собака. Пекинес маленький такой. Масти Даггер ее зовут. Она — любовь моей жизни теперь. Спит рядом со мной на месте Леди Джей.

Вы будете выступать на одной сцене с группой Xiu Xiu. Расскажите как вы с ними познакомились и вообще — почему вам их музыка нравится?

Это кто такие? А, понял. Это случайность. Наш барабанщик с ними дружит и продюсировал какую-то запись им. А мы впервые услышим их музыку, ничего пока не знаю. Мы любим сюрпризы.

Интересно, а вы встречали в своей жизни другие арт-объекты? В смысле, людей, которые, как и вы, решили сделать себя объектом однажды. И что происходит, когда два таких объекта встречаются?

Время от времени. Был один австралиец, гей, сбежавший из дома в подростковом возрасте. Он делал самые удивительные одежды, которые я когда-либо видел. Некоторые из них было очень больно носить. Пару лет назад он умер от СПИДа.

Но я же еще встречал Леди Джей. Это главная встреча в моей жизни. И, наверное, самое наше главное путешествие в физическом мире произошло, когда нас выгоняло Бритнаское правительство из страны в 1995 году. У нас забрали все. Мы знали, что это неизбежно: отринуть себя означает отринуть культуру и политику, а поп-культура и политика такого не прощают.

А интересно, кого из настоящего вы считаете таким? Кто идет вашим путем? Просто вы как-то говорили, что Берроуза или Жана Жене можно сегодня скачать в один клик мыши и молодые люди думают, что этого достаточно. А вы видели какого-нибудь «Берроуза наших дней» или «Throbbing Gristle наших дней»?

Это молодые пускай решают. Я все жду, когда кто-то разбомбит наше поколение.

Это же уголовная работа: стратегии и техники постоянно меняются от поколения к поколению. Сегодня страданием и болью никого не удивишь, это часть поп-культуры. Сегодняшние голливудские фильмы куда как более страшны, чем концерты ранних Throbbing Gristle.

Может, Nine Inch Nails, которых вы так костерили раньше за то, что они вслед за вами называли свою музыку индастриалом и сделали этот стиль коммерческим? Вы же ненавидите их до сих пор? И интересно, если бы вы были богом, чтоб вы сделали с Трентом Резнором.

Трент Резнор, надо заметить, написал мне тут письмо. Очаровательное и вежливое. Он попросил нас сделать ремикс на одну из песен на их альбоме. И нам, увы, песня «While I’m Still Here» понравилась. И мы считаем, после двух десятилетий ненависти, Резнора милым мужчиной. Очень милым, очень обходительным.

Возвращаясь к бунту и молодежи, я думаю, что главная проблема сейчас — это интернет, конечно, благодаря которому все считают, что они очень свободны. А на самом деле разобщаются все больше и больше. Нас интересовали компьютеры в 80-е годы, когда мы играли электронную музыку. Но мы быстро в них разочаровались.

Сейчас — и давно уже — мы играем абсолютно живую музыку. PTV3 звучат так, как звучала идеальная группа в голове моего друга Нила Эндрю Мэгсона. А нам — 64 года.







А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Егор Галенко через RSS

Читать Интервью через RSS

Читать Музыка через RSS

Источник: ART1, 30/05/2014 ,
опубликовано у нас 1 Октября 2014 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru