Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.03.2007 | Арт

Художник кокетничает

Если выставка в Петербурге была подведением итогов,то московская скорее призвана показать направление предстоящей деятел

Имя Марата Гельмана – практически синоним явления «российское современное искусство». Его вера в значимость развития искусства и готовность материально поддержать художников переборола всеобщее непонимание. Пятнадцатилетие своей деятельности Гельман отмечает выставками в Москве и Петербурге и презентацией каталога – отчета о проделанной работе. Петербургская выставка проходила в Мраморном дворце, московская открылась в музее современной истории России. Выбор музеев в качестве площадки не случаен – это подтверждение исключительной исторической ценности того искусства, которое делается сейчас. Проверку на значимость современные произведения прошли – они смотрятся в музее не менее уместно, чем классика. И если кто не верил, что перформанс Кулика, изображающего собаку – не фиглярство безумца, а точное отражение положения постсоветского человека, тот получил возможность в этом убедиться.

Если выставка в Петербурге была подведением итогов, а ее название «Оттепель» отсылало к началу 90-х, тому бурному времени надежд, на которое пришлось основание галереи, то московская скорее призвана показать направление предстоящей деятельности Гельмана. Отсюда, возможно и властное название - «Выбор Гельмана», тема для размышлений – подборка авторов, с которыми галерист собирается работать.

Прежде чем попасть на эту выставку, придется пройти постоянную экспозицию бывшего музея Революции, и получится, что работы художников, сотрудничающих с Гельманом – как бы ее продолжение, пусть не революция в искусстве, но уж точно «оттепель». Художники проводят переоценку ценностей. Соц-артист Косолапов выставил гипсовую скульптуру, на первый взгляд неотличимую от  тех, что были в советских парках культуры и отдыха. Однако сюжет говорит о несостоятельности любой идеологии – Ленин и Христос, превратившиеся сейчас в пару знаменитых брендов, ведут за руки маленького Микки-Мауса. Эта парадоксальная «семейка» -  крах великих политических и религиозных идей перед мышиной возней коммерции. Авдей Тер-Оганьян иронизирует над авангардом. Он пишет пару картин, якобы сделанных четой французких художников-футуристов, Робера и Сони Делоне. Выглядит все как положено – пляска геометрических фигур с включением текста, только в тексте – личные, а не творческие разборки супружеской пары. Робер заявляет, что мадам Делоне – шлюха, Соня говорит, что ее муж, мягко говоря, козел. Дмитрий Врубель задумался об одиночестве художника. Сцена пышных брежневских похорон совмещена с фигурой человека, бессильно лежащего на улице. И надпись – «В последнее время я часто думаю, что на мои похороны никто не придет». Тут художник, пожалуй кокетничает.



Источник: "Афиша", 7.03.2007,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».