Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.03.2013 | Арт

«Нет тебя прекрасней»

Выставка "Украшение красивого. Элитарность и китч в современном искусстве" в ГТГ

До конца этой недели работает необыкновенно смешная и позитивная выставка о китче в искусстве, подготовленная отделом новейших течений музея. Конечно, такой проект напрашивался давно, ведь китч  стал излюбленной темой многих современных художников и у нас, и во всем мире.

Кураторы предложили оригинальный ход – показать не только рефлексию местных представителей contemporary art, но и прекрасные примеры наивного и народного искусства.

Они напомнили нам лозунг «Признавать всё!» знаменитой выставки «Мишень», организованной Михаилом Ларионовым в 1913 году, когда рядом оказалось профессиональное и наивное искусство, столкнулись две полярные культуры – элитарная и массовая. Сегодняшний эксперимент оказался не менее эффектен: на выставке картины пятидесяти современных российских художников перемежаются с работами любителей, бережно собранными Музеем традиционного искусства народов мира.

Получилось просто блестяще. И надо отметить, что последние даже выигрывают. Потому что вряд ли что-то больше поднимет вам настроение в музейных залах, чем наивные картины с изображением котят в корзине с незабудками, влюбленных с голубями, пруда с лебедями, оленя на фоне розового заката, или возлежащей в неглиже дамы с тремя и семью ангелами. И все они в рисованных цветастых рамах.

Зрители не просто улыбаются, а часто вовсю хохочут. Но, согласитесь, трудно удержаться от улыбки, рассматривая вырезанные неизвестным художником деревянные рельефы повторяющие сюжеты великих русских картин – «Охотники на привале» Перова или «Боярыню Морозову» Сурикова. Любят наивные художники  и сказочные хрестоматийные сюжеты.

К примеру, «Три богатыря» Васнецова представлены аж в шести вариациях одна другой краше, причем некоторые сделаны по принципу ковра – вокруг повторенного сюжета еще написаны огромные обрамления из узоров и цветов. Но иногда они изображают новые сюжеты – к примеру,  те самые «Охотники на привале» Перова, мчаться на тройке, а Иван Царевич с царевной не на сером волке, а на ковре-самолете. 

Не обошлось и без «Мишек сосновом лесу», но здесь им в пару подоспели современные профессионалы Виноградов и Дубосарский. Об этом, собственно и выставка. Как высокое легко может стать китчем, и как легко китч возводится в ранг прекрасного.

Но современные художники, многих из которых китч интересует вполне серьезно, тоже фантазии не занимать. Лариса Звездочетова в инсталляции «Нет тебя прекрасней» изобразила что-то вроде витражей с балеринами, а Андрей Хлобыстин, предложил нам вообще какой-то соц-артовский абсурд под названием «Великий в Большом», воображаемое празднование 60-летия Цоя, очень напоминающее торжества в Северной Корее. Другой соц-артовский образ использовала Диана Мачулина – исполнившая портрет Че Гевары в виде огромной розовой розы.

Свое название выставка получила по произведениям художника Валерия Кошлякова, который еще давным-давно сделал раскрашенную серию увеличенных фотографий актеров советских театра и кино, которые так любили коллекционировать наши граждане. Конечно, они представлены в экспозиции. А начинается выставка с фильма 60-х годов «Сельская Третьяковка», как деревенские таланты рисовали репродукции известных картин и водили по ним экскурсии в избе.



Источник: Радио "Культура" декабрь 2012 - февраль 2013,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».