Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.01.2007 | Арт

Лев-отшельник

Павел Филонов и другие в проекте "Очевидец незримого"

Выставка "Павел Филонов. Очевидец незримого", переехавшая в Музей личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина из Русского музея, где ее открытие в июле было приурочено к саммиту "большой восьмерки", уже значима как самая полная на сегодня ретроспектива самого оригинального и загадочного мастера русского авангарда. Тем более что предыдущая "персоналка" классика происходила еще в 1988 году, так что "старожилы" не припомнят, а молодые искусствоведы вообще толком не знают его работы, основной корпус которых томится в запасниках ГРМ, переданных туда по воле автора его сестрой. И тем более что выставку сопровождает 400-страничный академический каталог, в котором "альбомно-сувенирный" размах иллюстраций уравновешен исследовательскими статьями и новой атрибуцией многих вещей.

Так что инициатива Русского музея, поддержанная компанией "Proactive PR" (генеральным партнером столичных гастролей стала еще группа компаний "Метрополь"), могла бы считаться лучшим проектом года в сфере истории искусства, если бы этой сферой и ограничилась. Но для пущего размаха к экспозиции подключились и дизайнеры, и музыканты, и ученые-технари, и даже представители contemporary art.

Получился внушительный синтетический Gesamtkunstwerk - эффектный и пафосный в Петербурге, слегка скукоженный и лаконизированный в Москве, - за которым стала, однако, теряться фигура самого виновника торжества, Павла Николаевича Филонова. Аскета-отшельника, чуждого публичных коммерческих эффектов, углубленного в себя мыслителя, создавшего философию "аналитической живописи", художника-пророка, в самом деле готового если не переделать, то переосмыслить мир средствами искусства.

В Петербурге сложнейшие картины-формулы Филонова, в которых реальность жестко и жестоко расщепляется до мельчайших кристаллов, с тем чтобы заново воскреснуть обновленной (художник предрекал грядущий "мировой расцвет" на руинах урбанистическо-буржуазной цивилизации и как бы иллюстрировал его в своих работах, к которым относился как к живым существам, развивающимся по органическим законам) - так вот эти картины-иконы, картины-лабиринты, картины-криптограммы на выставке в ГРМ вывесили в абсолютно темном зале, подсветив их так, что превратились они в яркие, таинственно мерцающие, но абсолютно декоративные витражи.

Другим кураторским ноу-хау стал довесок к экспозиции в виде странного электронного инструмента, синтезатора АНС ("Александр Николаевич Скрябин"). Эту адскую машину инженер Евгений Мурзин придумал еще в 1938-м, и цель ее - конвертировать изображение в звук. Рисунок "сканируется", и в итоге конкретные сочетания черного и белого на листе бумаги "переплавляются" в монотонное ржавое скрежетанье. Так работы Филонова запели, но вряд ли сам Павел Николаевич, страшно далекий от коверкающего густую плоть жизни строгого техницизма, признал бы эти звуки аналогом своего "Пропевня о проросли мировой" (так называлась его книга 1915 года).

Ну и наконец самый ударный момент выставки "Очевидец незримого" - hommage-проект "Монумент утопии" художника-концептуалиста Вадима Захарова. Он выстроил увеличенную до трех метров модель детской игрушки, фигурки льва, выкрашенной в синий цвет. Лев кланяется, крутится на шарнирах, то приседает, то кивает головой и при этом читает автобиографию Филонова.

То есть это взгляд на художника-демиурга, на полного внутренней убежденности Автора, на профета эпохи модернизма из шутовского постмодернистского настоящего. Своего рода вызов современника своему символическому отцу, хоть и сделанный с достоинством и пиететом.

Сейчас в Москву привезли и льва, только поставив его на улице прямо перед входом в Музей личных коллекций, и синтезатор АНС, старательно запрятав его на спиральный второй этаж над открытым атриумом. А залы автор нового дизайн-проекта Борис Мессерер затемнять не стал, и работы Филонова развешаны по-классически просто, без всяких модных экспериментов. Лишь в самом атриуме парят в воздухе в стальных рамах-каркасах двухметровые полуабстрактные холсты-панно "Формула периода 1904 по июль 1922" и "Формула весны и действующие силы". То есть в столице к творчеству Филонова отнеслись вроде бы с большим пиететом, желая предоставить его самому себе - насколько это возможно в рамках концептуального питерского проекта. Но вот только теперь получилось слишком скучно.

Да и тесно Филонову в новом здании МЛК, не предназначенном, как оказалось, для гала-экспозиций. Неуютно ему ни в кафельно-золоченых интерьерах Атриума, ни в крошечных залах, предназначенных, скорее, для графики. И планировалась выставка прежде в главном корпусе ГМИИ, но торжественный Белый зал отдан под любимую игрушку директора и столичной интеллигенции - "Декабрьские вечера". А в этом протокольном мероприятии Филонов, духовный революционер, по-своему понявший и принявший события 1917 года, в самом деле неуместен.

Так что, пожалуй, событием в истории искусства и музейного дела проект "Очевидец незримого" не стал, как стало ясно с началом его московской "сессии". Но за размах, амбициозность и фантазию Русскому музею надо все-таки сказать "спасибо"!



Источник: "Культура" №51 (7561) 28.12.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров