Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.12.2006 | Арт

Не в своей тарелке

Киевские художники Александр Гнилицкий и Леся Заяц превратили обычные вещи в трансляторы визуальной информации

Что хорошо аристократу, живущему среди комодов предков, то новому человеку — смерть. Новому человеку — новый быт. Достаточно компьютерных червей, не хватало еще бороться с мебельным жучком. Среда обитания должна быть информативной. Вот идеология «Институции нестабильных мыслей».

Эта группа в лице киевских художников Александра Гнилицкого и Леси Заяц превратила обычные вещи в трансляторы визуальной информации. В сделанном ими интерьере телевизора как такового нет, зато другие предметы уподобились видеоэкрану.

Представьте себе, что проводите вечер, глядя в тарелку. Белую, керамическую. Она висит на стене, и узор на ней меняется 6-8 раз в минуту. Столь частая смена блюд не дает их распробовать, зато ритмичные перемены вводят в приятный транс. Тут же рядом оприходована столь непрактичная вещь, как картина. Смотреть на нее не нужно — с ее помощью можно смотреть на что-нибудь более полезное. Например, на торшер. Он нарисован на картине, а за картиной светится лампочка — ровно там, где и должна была б торчать в торшере. Даже диван здесь не так прост. На него проецируется изображение колеблющихся абстрактных форм, и зритель, усевшийся на диван, сам оказывается экраном. Воспринимает образы, так сказать, всей поверхностью тела.

Любопытно, но что если бы это действительно был не проект, а жилая комната? Думаю, у жильца, закормленного образами, что преподносят ему на тарелочке с голубой — или по желанию другой — каемочкой, фантазия атрофировалась бы, как кора надпочечников от гормонов. Он был бы самой неподвижной частью своего дома. За всех не отвечу, но я от таких перспектив чувствую себя не в своей тарелке.



Источник: "Афиша", 1 декабря 2006,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».