Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.09.2006 | Арт

Изделия с характером

Выставка скульптур Анатолия Осмоловского открылась в галерее «STELLA ART»

   

В детском хобби, коллекционировании моделей военной техники, Анатолий Осмоловский обнаружил культурологическую подоплеку. Он изготовил 11 полуметровых бронзовых скульптур, форма которых основана на промышленном дизайне башен современных танков разных стран.

Если мальчишки пытаются симулировать боеспособность игрушки, то Осмоловский видит в танках прежде всего эстетическую ценность. Его интересует идея абстрактного искусства, существующая в обыденных вещах, в данном случае, в инженерной мысли.

Внешний вид оружия подчинен функциональному назначению. Те, кто придумывал эти танки, заботились, в первую очередь не о внешнем виде танков, а о снарядостойкости, неуязвимости и прочих технических характеристиках. Художника же интересует характер формы, получившейся в результате труда инженеров. Он редуцирует форму, убирая все ненужное ему – люк, дуло. Эти детали ценны на войне, а в скульптуре они мешали бы цельно воспринимать объем.

Осмоловский выдвигает гипотезу о преемственности современных и архаических форм. Если посмотреть на средние века, говорит Осмоловский, на рыцарей, которые являются «прототанками», то у западных рыцарей форма шлема угловатая, рубленая, а у русских витязей были круглые, «купольные» шлемы. Западноевропейские танки квадратные, геометрические, советский танк Т72 – с круглой башней, что в длинной исторической перспективе имеет отношение к архетипам защитного вооружения в культуре стран. Технологи совершенствуются, склонность к определенным формам остается. В башне израильского танка прочитывается сходство с их шрифтом, горизонтальные элементы которого толще, чем вертикальные, новейший российский «Черный орёл» сделан с портретно-геральдическим сходством, с двумя округлыми крыльями и с двумя «головами».

Оказывается, танк – это не просто средство защиты нации во время войны, но и хранитель традиций, в редакции Осмоловского – разновидность народного орнамента.

Начинавший с эстетики прямого действия, радикал и акционист Анатолий Осмоловский перешел к действующей эстетике. Его обращение к абстрактной скульптуре вовсе не означает того, что он сложил оружие, напротив, он нашел более совершенный способ борьбы. В тексте к своей выставке «Как политические позиции становятся формой» он пишет о своем разочаровании в эпатажных акциях 90-х годов.

Масс-медиа извращают смысл слов и действий художников, подавая их как очередную забаву, а наиболее эффектные ходы заимствуют и используют в своих целях. Осмоловский решил защищать свои убеждения на языке абстрактного искусства.

Малевич и конструктивисты понимали, что разрушив старый мир, новый нужно начинать строить с базовых геометрических элементов, являющихся основой любой формы. Эта предельная простота является тем, что она есть, и других смыслов ей не припишешь. Абстрактные изделия Осмоловского также не могут быть использованы в чьих-то практических целях.

Название выставки сразу же напоминает об изделии №2, презервативе. Секса в советской стране не было, а приспособления для него были. Военная техника – также табуированная тема. Мы – держава мирная, но танки все же производим, разрабатываем новые, более совершенные орудия убийства. Именно новейшие разработки, не пущенные в серийное производство, и называются «изделие за номером таким-то» и лишь потом обретают имя. Осмоловский снимает оружие с конвейера, возвращая ему уникальный характер формы, существующий в единственном экземпляре.











Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.11.2019
Арт

Пришел на выставку — и вспотел

Участвовать предлагается в следующем: лепка пельменей; исполнение песен Аллы Пугачёвой акапелла; мытьё окон; стояние на горохе; разучивание асан и кадрилей; рисование на стенах и закрашивание рисунков на стенах; отправка писем в будущее; биробиджанская рулетка; прогулка в научный институт; нанесение татуировок по случайно созданным эскизам; прочее.

Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.