Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.01.2006 | Арт

Искусство в камуфляже

Плачущие президенты, простреленная шоколадная голова и расписанный «под гжель» пулемет на выставке «Художник и оружие»

В новостях недавно сообщили, что в Ирке впервые террористом-камикадзе стал десятилетний мальчик. А фильм про войну в Афганистане Федора Бондарчука «9 рота» за месяц побил все рекорды кассовых сборов отечественного проката. Это реалии нашего времени – настоящая война живет параллельно с войной художественной. Общее у них не только шокирующая жесткость происходящего, но и то, что для нас обе эти ситуации существуют лишь на экране, превращаясь в фантом. Мы уже не можем достоверно знать, где стреляет муляжная пушка, а где настоящая. Но факт остаётся фактом, войны и насилие существуют, и сегодня эта тема актуальна как никогда. Поэтому «Художник и оружие» - это не просто выставка, а международный «социокультурный проект». Инициированный Калининградским ГЦСИ, он состоит из большой экспозиции в центре современного искусства M’Ars, чтений на тему «Привет, оружие ?! Общество и война в современную эпоху» и  «Деятель культуры как человек с ружьем» в ГЦСИ  на Зоологической, 13 и вечеринки с модным показом «Дефиле в шинелях» в Клубе на Брестской.

Опасные гастроли «Художника и оружия» завершаются в Москве после годового турне по России – Екатеринбургу, Нижнему Тагилу, Калининграду, Ижевску, Владивостоку. Более шестидесяти участников – граждане государств, замешанных в войнах ХХ века, хотя, если задуматься, отсутствуют ли в природе такие?

Выставка словно пулемет «строчит» темами и контекстами. Что и говорить, широко поле для фантазии. Исполнение – живопись, фото, видео, объекты, инсталляции. При входе -  совсем как настоящий «Переносной вечный огонь»  Анфима Ханыкова из Ижевска. В одном из залов – полуторометровые фотографии глав ведущих мировых держав, от Буша до Путина. Все они плачут.  Но чех Иржи Давид не заставил заплакать сильных мира сего, как англичанка Сем Тейлор-Вуд мужчин-кинозвезд, а просто обработал фотографии на компьютере. Но все равно это впечатляет. Как и другое – никто из художников (не только зарубежных, но и российских)  не коснулся ни разу темы Афганистана или Чечни. Этих проблем, кажется, у нас просто нет.

Есть работы чересчур серьёзные, а есть, наоборот, на удивление ёрнические. И снова кино переплетается с правдой – многие сюжеты, переосмысляя реальные факты, получают свое воплощение в видео. На первом месте в рейтиге популярности у художников, бесспорно, занимает автомат Калашникова. «Это самое используемое оружие в мире», - констатируют в своих видеоработах мексиканец Энрике Език («Конструкция, созданная строителями и пятьюстами патронами 12 калибра»), калининиградец Евгений Уманский («Художник и оружие»), Марина Ражева из Екатеринбурга («Аппетит приходит во время еды»), американец Даниель Божков в перформансе «Первый турнир по бильярду и сборке АК-47» и др. Много произведений-воспоминаний: об армейской службе («Черный Дембель» Валерия Корчагина, «Найти рядового Иноземцева» группы «КудаБегутСобаки», «730 дней» Владмира Селезнева, «Автопортреты в образе солдата» Ариеля Янай-Шани) или о детстве в военных городках («Из семьи военнослужащего» Владимира Сальникова и Нины Котел). Кто-то делает героем самого себя (конечно же,  Олег Кулик «В глубине России»), кто-то говорит о войне, которой никогда не видел (Гоша Острецов и Вольфганг Рас «Front: Wechsel»), а кто-то был её реальным свидетелем (художники из бывшей Югославии). Иногда это едва уловимые ассоциации с заданной темой, например видео «Дистанционный сенсор» Урсулы Биман, где «автор исследует территорию глобального развития секс-бизнеса, использование и сексуализацию женщин, связанных с продвижением новых технологий».

Вообще, если бы это была выставка исключительно иностранцев, то смотреть её было бы куда скучнее. Но серьезнее наших зарубежные художники еще и потому, что многие из них – прямые очевидцы того, что оружие бывает направлено не только на бумажные мишени в школьном тире, но и  на живых людей. А наш здоровый, временами переходящий в чёрный, юмор, как нельзя лучше уравновесил выставку, не дав ей скатиться в патетику.

Русское желание постебаться надо всем, включая себя, добавило живости и цвета. То нам демонстрировали раскрашенный «под гжель» пулемет, одновременно иронизируя над знаменитым камуфляжем и уподобляя оружие расписной матрёшке (То. Белов и Лена Менсон «Новое ДПИ»), то «Мозговой штурм» - шапку словно из извилин серого вещества (Екатерина и Игорь Демиденко «Шапки запаса РФ»). Даже странно, что ни один художник не воспользовался анекдотами «про Штирлица»…

Но шуток и без того достаточно. «Террористы-эквилибристы» группы «Синие носы» балансируют с разного рода бытовыми предметами вроде чайника или веника на носу, комикс «Танец с саблями» Георгия Литичевского изображает развитие истории сложнейшего любовного четырёхугольника «Есенин-Дункан-Шагане и (почему-то) Иван Сусанин»,

Но стоит ли шутить с оружием? Наверное, нам так легко иронизировать потому, что российские художники-участники выставки принадлежат поколению мирного времени. Оружие и война до сих пор в нашем сознании связаны именно с сороковыми годами. Все войны после второй мировой происходят «где-то там», как бы не с нами.

Произведения на выставке затрагивают не только тему оружия или войны, а скорее, насилия вообще. При этом здесь нет ни изображений откровенной жестокости, ни садизма, почти «нет убитых и раненых». Художники и кураторы как будто избегают этой темы, хотя, казалось бы, это ассоциация первого ряда. Исключение - всего лишь две работы. Полька Катаржина Козыра  в видеоинсталляции «Наказание и преступление» показывает повешенных человекоподобных кукол. Американец Стефан Шанабрук говорит о членовредительстве в тонкой иносказательной форме: «Шоколад из морга» - фотографии своеобразных конфет, отлитых из шоколада деталей человеческого тела с нанесенной раной – огнестрельной, ножевой.

Пожалуй, самое шокирующее произведение на выставке  - видео Алмы Сулевич из Сараево «Святая воительница», изображающее путешествие женщины в одеянии шахидки (со всеми сопутствующими причиндалами в виде смертоносного пояса) по выставке современного искусства. Посетители реагируют по-разному, кто-то в недоумении замирает, а кто-то улыбается.

Кстати, заложники, пережившие «Норд-Ост» вспоминают, что в первые минуты захвата, когда боевики появились на сцене, многие подумали, что это такая своеобразная театральная постановка.

Действительно, ничего не возьмет за живое, пока не окажется от тебя в непосредственной близости, даже если понятно, что это всего лишь игра. Оружие на экране или на картине – все равно остаётся для нас лишь симулякром, который, возможно, существует только в воображении автора или зрителя. Но когда попадаешь под дула «настоящих» автоматов инсталляции Сергея Шутова «А.К.М.» по спине пробегает холодок, хотя и знаешь, что из них невозможно выстрелить, да и работа по идее своей пацифистская.



Источник: «Артхроника», № 5-6, 2005,








Рекомендованные материалы


17.04.2017
Арт

Детки в гетто

По идее, попадая в помпезное здание особняка ММСИ в Ермолаевском, этот школьный панк должен был бы победить обстановку, превратить скучные своды серьезной культуры в пространство игры и мечты. Но этого не получается. Скорее, бродя по ретроспективе ЗИПов, чувствуешь себя в детской комнате на взрослом празднике.

13.03.2017
Арт

Переверните бинокль

Далее кураторы «Гаража» прошли по самым вкусным художественным точкам регионов – местам многолетней образовательной и выставочной работы ГЦСИ, ныне аннексированного складом соцреализма РОСИЗО. Где ГЦСИ не успели за 20 лет вложить усилия в развитие региональной художественной сцены – современное искусство доказало, что умеет расти само по себе, из внутренней потребности общества в нём