Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.09.2012 | Арт

ЧП в скульптуре

Гриша Брускин представил в МАММ мрачно-тревожную скульптурную инсталляцию

Гриша Брускин – один из самых известных современных российских скульпторов, живущих на Западе.

Большая слава пришла к нему одночасье, и плоды её он пожинает до сих пор. В 1988 году в еще советской Москве проходит первый аукцион Сотбис, на котором продаются мастера первого авангарда и современные московские художники недавнего андеграунда. Работа Гриши Брускина «Фундаментальный лексикон» была приобретена почти за миллион долларов.

Вскоре после этого последовало предложение из ведущей нью-йоркской галереи, и Гриша переселился за океан. Сегодня в МАММ он представил мрачно-тревожную скульптурную инсталляцию под названием Время «Ч», которое сам объясняет как «время чрезвычайного положения». Это белоснежные фигурки людей, животных и предметы, выхваченные из темноты ярким направленным светом. От этого создается впечатление, что ты наткнулся на что-то непонятное в подземелье, а это, как известно, пугает. Мертвые летучие мыши, падающие самолеты, изуродованные люди в противогазах, истощенные собаки…

Так художник пытается артикулировать ментальные страх, сидящий во всех нас. Он говорит об ожидании вечного врага, которое овладевает нами, и с помощью которого нами управляют.

К инсталляции прилагается словарь-комментарий, где подробнейшим образом описано символическое значение каждого участника этой очень многофигурной композиции.



Источник: Радио "Культура", сентябрь 2012,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика