Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.10.2010 | Диски / Концерт

Читальный зал

Материал концерта можно было разделить на две части, условно – концептуальную и песенную

На небольшой сцене ЦДХ практически нет места – помимо привычного рояля, Владимира Волкова с контрабасом и Леонида Федорова с гитарой, здесь располагается множество предметов – винтажные стулья разных мастей, неваляшки, провода. По углам сцены за маленькими круглыми столиками с торшерчиками сидят одетые в черное мужчина и женщина, которые оказываются Алексеем Аграновичем и Викторией Толстогановой. Они непосредственно причастны к новому альбому "Вольфганг", значительную часть которого составляют песни, написанные Федоровым и Волковым еще зимой для спектакля "Каменный Гость", где Агранович – режиссер, а Толстоганова – исполнительница одной из главных ролей. Здесь они – такие же участники представления, практически наравне с Федоровым и Волковым – качают неваляшки, шелестят бумагами. Агранович периодически включает какое-то условное радио "Вольфганг" и тогда сквозь нарочито сильные помехи мы слышим бурчание диктора.

Материал концерта можно было разделить на две части, условно – концептуальную и песенную. На долю первой приходятся разрозненные звучки, обрывочные абсурдные фразы; Волков лезет теребить струны открытого рояля, Федоров бормочет тарабарщину, тянет противным голосом фразы (много какой-то детской темы - "За ма-а-му, за па-а-пу…"), по музыке – чистый авангард, воспринимать который довольно сложно. В паузах между композициями Толстоганова и Агранович читают отрывки из "Каменного гостя" - читают настолько чудовищно (топорный пафос и полное смещение эмоциональных ударений достойные разве что драмкружка сельской начальной школы), что начинаешь думать, что это такой художественный прием (надеюсь, что так!) В какой-то момент Толстоганова встает из-за стола и начинает изображать увлеченный танец переплетая над головой руки; так примерно танцуют подвыпившие дивы интеллигентских кабаков.

Но деятели театра иногда уходили со сцены, оставляя на ней Федорова с Волковым один на один, и вот тогда можно было снова чувствовать все, за что мы так любим этот дуэт – за  бесперебойную мелодическую энергетику, которая скользит в этом союзе.

Федоров в традиционной землисто-безразмерной одежде дергает коленом под звучащей гитарой, Волков трясет седым мелким бесом, извиваясь, как ожившая коряга, скручивая пальцы в безумной пляске по струнам контрабаса. В этот раз он, кстати, играл еще и на рояле.

Много было исполнено и старых песен дуэта – "Моя Ны", "Волны", "Профукал", "Сын" - в основном, с альбома "Безондерс" на стихи Введенского. Какие-то из них сопровождались перфомансами, какие-то, наоборот, игрались безо всякой шелухи. Но сказать, что именно новый материал произвел какое-то особое впечатление, что что-то засело в памяти, к сожалению, было нельзя. Как и нельзя сказать, что этот концерт относится к лучшим у дуэта, хотя обычно так хочется говорить едва ли не про каждый.



Источник: "ЗВУКИ РУ", 21.09.2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.11.2019
Диски

Ранимое чудовище Игоря

Тайлер Оконма получил известность как задиристый ёрник с басовитым плотным флоу. На “IGOR” мы почти не слышим его в этой форме. Привычный тон появляется только в середине, однако, даже обнаружив себя, Тайлер звучит не агрессивным, как в юности, а усталым, как будто ему скоро стукнет тридцать (артисту уже 28). Вместо кровожадных рэперских панчей чаще звучат робкие, распевные признания: “I'm your puppet, you control me.”

Стенгазета
25.10.2019
Диски

Высококалорийное слово

«Моё слово жирно / Со мною в лифте любой другой — лишний» — здесь артистка, конечно, иронизирует над своей внешностью, лишая пищи троллей из сети. Вместе с тем, это еще и непреднамеренный метакомментарий. Голоса Алёны так много, что он почти вытесняет аккомпанемент, будто мы слушаем речитатив акапелла.