Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.06.2010 | Арт / Религия

Боже мой!

У церкви романтического искусства все атрибуты фанатичной религиозности, со священниками-кураторами музеев и святыми

Есть ли Бог? Тех, кто отвечает, что да, Бог существует, называют верующими, а тех, кто не верит, атеистами.

Но сами атеисты в большинстве своем утверждают, что этот вопрос – есть ли Он или нет? - их вообще не волнует: они борются против веры в религиозные доктрины - вроде загробной жизни, рая и ада. То есть они – против церкви, как Лев Толстой. Кроме верующих и атеистов, в последние годы возникла еще одна школа.

Они называют себя Possibilians – от слова possibility, то есть возможность, вероятность. Эти "вероятностники" не отвергают никакой гипотезы, если ее невозможно ни доказать, ни опровергнуть фактами. Среди них американский нейробиолог Дэвид Иглмэн (David Eagleman). Он сейчас в Лондоне с лекциями и электронной версией своего бестселлера "Sum: 40 историй о жизни после смерти" (Sum: Forty Tales From Afterlife). Sum в названии этой книги от знаменитого декартовского Cogito Ergo Sum: я мыслю – значит я существую. Это занимательные гипотезы о том, что такое наша жизнь с точки зрения Бога (если бы Он существовал) и как Он мог одну и ту же человеческую жизнь разыграть совершенно по-иному.

Мне больше всего понравилась история о том, как мы в разном возрасте – разные люди, которые должны друг с другом сосуществовать параллельно, иногда не узнавая друг друга. И, естественно, один из наших "я" - атеист, другой – страстный верующий, но друг с другом они не общаются. В самой первой из этих историй высказывается гипотеза о том, что Бог, прекрасно существующий вне зависимости от того, что мы о нем думаем, вовсе не подозревает о нашем существовании, о природе человека. Дело в том, что Бог – это микроб, и мы для него – не более, чем питательная среда.


"Я есть Бог"

Философски говоря, мы всегда знаем, что мы существуем (Cogito Ergo Sum) - это другие не подозревают о нашем существовании. Как не были уверены в реальности нашей жизни в эпоху Железного занавеса те, кто остался по другую сторону. Они могли лишь гадать, что с нами происходит за границей.

"Я есть Бог", утверждает Александр Меламид, глава нового религиозного культа, еще один гость из Соединенных Штатов в Лондоне. Он стоит на кафедре, одетый во все черное, в центре выставочного зала аукциона Phillips de Pury. Огромный зал стал новой церковью. На стенах гигантские портреты великих мира сего: российских олигархов, римских кардиналов и нью-йоркских раввинов. И американских рэперов.

Кроме того, тут в том же стиле – Венера Милоская и Аполлон Бельведерский, камни и животные, от быка до петуха. Это как бы мир, созданный его творцом – Александром Меламидом. А рядом с кафедрой проповедника, за стойкой, как за церковным органом, Whoo Kid из Нью-Джерси (он выступает по всему миру как DJ легендарного рэпера 50 Cent) микширует душераздирающую музыку, в аккомпанемент проповеди нового культа - искусства как религии. С главным святым, пострадавшим за искусство – Ван Гогом. После проповеди Меламида, публика причастилась абсентом, которым так увлекался Ван Гог.

Меламида, одного из основателей соц-арта, всегда интриговала одержимость людей определенной идеологией – верой в светлое будущее или высшее существо в той или иной форме. Люди, разуверившись в традиционной религии и вероисповеданиях, стали ходить в музей как в церковь.


Новая религия

У этой церкви романтического искусства все атрибуты фанатичной религиозности, со священниками-кураторами музеев (все они тоже всегда одеваются в черное) и святыми и мучениками.

Меламид утверждает, что его новая религия может даже излечивать разные недуги, но не наложением рук святых новой церкви, а путем проецирования на тело больного живописных шедевров великих мастеров: от заболеваний печени вам поможет, оказывается, Рубенс. А тот же Ван Гог – от воспаления, скорее всего, среднего уха? В этом новом религиозном культе Меламид – Бог.

Но если вы не верите в этого бога? Меламида это не смущает. Есть религии, в чьих богов мы не верим. Евреи не верят в Иисуса Христа, но это не мешает им каждую субботу славить иудейского Бога. То же можно сказать о мусульманах в отношении буддистов, или о квакерах в отношении церкви Саентологии, где причащаются голливудские звезды.

Оказывается для того, чтобы государство признало статус твоего верования как религии и новой церкви (а не секты), надо подтвердить, что твое религиозное учение исповедуют не менее полумиллиона человек. Именно на это и надеется Меламид.

Он верит, что соберет 500 тысяч верующих, и тогда правительство США (и мы тоже) поверит, что он – Бог. Обращайтесь по адресу: Alexmelamid@cs.com



Источник: "Пятый этаж",bbcrussian.Русская служба Би-Би-Си, 27.05.2010,








Рекомендованные материалы



Хирург, архиепископ, святой

Архиепископ Симферопольский и Крымский Лука — фигура легендарная, известная во всем мире — в Греции, например, ему посвящено больше церквей, чем в России (около сорока). Подвижник, отсидевший 11 лет в сталинских тюрьмах и лагерях, но ни разу не согласившийся отказаться от сана. Его проповеди составили 12 томов. И ученый, ухитрявшийся писать свои труды, принимая в иные, самые напряженные периоды, до 100 больных в день.

Стенгазета
03.12.2018
Арт

Под страхом истории

На нынешней выставке российский гастарбайтер оказывается обобщенным мигрантом. Мигрант с большой буквы – главный герой двухчасового фильма «Свидетельство», созданного Хаимом Соколом в 2015 году, ставшего центральной работой сегодняшней выставки.