Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.05.2010 | Концерт

Готический стиль победил

The Horrors играют гот-рок, как водится, вычурный и, как тоже водится, несколько потешный

"Смерть в капелле", "Жуткое известие", "Не могу управлять собой" - это заглавия песен группы, которая взяла себе названием слово "Ужасы". Все участники одеваются в черное. У одного фамилия "Подлец", другого называют "Джошуа Третий", у третьего прозвище "Гробовой", еще у одного - "Паутина". В начале их петербургского выступления, когда солист только появился из-под завесы, усердно нагнанной дым-машиной, на сцену полетело несколько десятков алых и белых роз.

Короче, The Horrors играют гот-рок, как водится, вычурный и, как тоже водится, несколько потешный.

На момент первого альбома "Strange House" трехлетней давности они ничего занятного своим появлением не предвещали: долговязый вокалист c отрепетированно-эпелиптической пластикой и челкой в пол-лица, кавер на песню "Jack the Ripper" (почти обязательная программа для всех, кто обращается к теме смерти), неявные отсылки ко всей нежизнерадостной музыке сразу. Набор предсказуемых приемов, среди которых, впрочем, можно было найти и интересные детали: на их главный хит "Sheena is a Parasite" снимал видео Крис Каннингем (главный режиссер патологий в музыке), а та же версия "Jack the Ripper" оказалась на редкость убедительной.

К тому же, The Horrors принадлежат к линейке гитарных групп нулевых годов; групп, которых привечал журнал NME (и его отечественная версия, просуществовавшая недолго) - все они основываются на британской рок-музыке от The Kinks до The Smiths (какое-то время назад общераспространенными были шутки о коллективах с артиклем "the" в названии и окончанием "s" на конце; всех их действительно совсем расхотелось отличать друг от друга и разбираться в них). Причем не просто основываются, а часто берут своих кумиров в ролевые модели. В случае The Horrors чаще всего упоминаются Joy Division, хотя связывает их разве что плоский звук ударных и безрадостное восприятие окружающей действительности. The Horrors были рядовой группой - не хуже и не лучше остальных, со своим упадническим образом, который весь состоял из клише.

Все резко переменилось с выходом их второго альбома "Primary Colours" в прошлом году.

И гот-рок, и принадлежность к гитарной английской музыке нулевых остались на месте, но разом сделались не так уж важны. "Primary Colours", при всей своей припанкованности, - филигранная работа, вдумчиво отстроенная музыка. На альбоме слышны стилизации (синтезаторные партии местами отсылают к Новой немецкой волне), цитаты (басовые партии из Can), беззастенчивое передирание (смазанный, неуверенный звук ревущей гитары - прием один в один как у My Bloody Valentine), отсылки к Siouxsie & the Banshees и дружеские заимствования (под конец альбома звучит сэмпл из песни Portishead "The Rip"). Бристольская трип-хоп группа Portishead там не случайно - продюсером альбома выступил человек, придумавший их звук Джефф Барроу.

Обычно, когда напрямую цитируются музыкальные стили из разных десятилетий, да к тому же и обильно - возникает комический эффект. И чем дотошнее копируются эти стили, тем злее смех, и тем больше музыкант отстраняется от песен (см. группу Mr. Bungle, которая в этом преуспела).

На "Primary Colours" ничего подобного не происходит и в этом заслуга в первую очередь Джеффа Барроу. Неудивительно, что по итогам прошлого года The Horrors фигурировали во всевозможных десятках отличившихся.

Не так давно влиятельный музыкальный критик, автор книги "Музпросвет" Андрей Горохов, живущий в Германии и описавший концепции электронной музыки последних двадцати лет делал прогноз по просьбе журнала "Большой город" - что будет с музыкой в ближайшие годы. В числе прочего он заметил, что так же как когда-то сложился набор инструментов в европейском симфоническом оркестре, так же и поп-музыке сложился окончательный набор стилей (от панка до эмбиента) - "пасьянс заполнен и состоялся", написал он. Альбом "Primary Colours" - тому доказательство. А также доказательство тому, что поп-музыка может без видимых проблем существовать и в изначально заданных условиях.

Тем, конечно, интереснее было видеть The Horrors вживую.

Что происходит с этой хрупкой эстетской машинерией в условиях громогласного рок-концерта и без помощи Джеффа Барроу. Происходит понятно что: ее не расслышать.

Какие там Can или новая немецкая волна, когда даже гитарный рев My Bloody Valentine как-то уж совсем плавится, забивает трубы и в итоге превращается в маловнятный шум. Доказательством тому песня "Sea within a sea", запись которой можно смело разбирать на цитаты, и которая на концерте стала маловнятной и полностью провалилась. Из всего пантеона остаются только Siouxsie & the Banshees;

The Horrors и правда похожи на готическую пост-панковую группу конца 70-х - грязную и истеричную. Но берут они напором, что прояснилось во второй части концерта.

Играли они всего час, большую часть - повторяли практически один в один "Primary Colours". На бис - сыграли четыре песни (одну - кавер на "Ghost Rider" группы Suicide - еще одна веха, на которую ссылаются The Horrors, и три песни с первого альбома). Они и оказались сильнее всего.



Источник: Fontanka.ru, 22.05.2010,








Рекомендованные материалы



«Фак. Ужас»

Майкл Джира: "Я не буду строить из себя простого паренька, но в конце концов: я пишу музыку, играю ее, чтобы люди собирались вместе, получали какой-то экзистенциальный опыт, но — от музыки. На сцене есть музыка. Меня — нет".

07.11.2011
Концерт

Вместе с прогрессом

Такой плотности новоджазовых событий столица за всю свою историю уж точно еще не знала! Не говоря уже о том, что новый джаз успел засветиться за пределами своего, чего уж там скрывать, весьма узкого круга ценителей.