Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.02.2009 | Арт

Дрезина времени

Все участники выставки выглядят какими-то пришельцами из прошлого, пассажирами машины времени

В Центральном доме художника на Крымском Валу проходит выставка "Россия XI", занявшая все три этажа ЦДХ. Это очередной, одиннадцатый по счету (отсюда и загадочное название) отчет Союза художников России о проделанной работе в течение последних пяти лет. Живопись, графика и скульптура тут соседствуют с политическими плакатами и жостовскими подносами. Не потеряться во всем творческом разнообразии постарались Ирина Кулик и Александр Панов

Ирина Кулик : Первое ощущение, которое испытываешь, попадая на эту выставку, - чувство перемещения во времени. Кажется, что оказался в благословенных 70-х, а то и еще раньше. Большинство работ - пейзажи с церквушками, натюрморты с булками и подносами - мало отличаются от того, чем промышляют на антресольном этаже ЦДХ, галереи, специализирующиеся на "мягком" соцреализме. Так что любые признаки формализма в первом, графическом, зале - несколько абстрактных пастелей и акварелей, мистические рисунки с архаическими символами и этническими мотивами на бумаге ручного отлива или вещи, похожие на творчество главного мистика-нонконформиста Михаила Шварцмана (к сожалению, не станем называть имен авторов, поскольку устроители ограничились лишь инициалами; а кто знает, как зовут художника из Екатеринбурга?), - в первый момент начинают поражать своей смелостью, пока не увидишь дату производства - "2008 г."

И если соцреалистические работы сегодня вызывают умиление или, по крайней мере, любопытство именно как свидетельство времени, то произведения с этой выставки уже явно не способны отобразить настоящий момент. Поэтому наибольшее чувство неловкости вызывают именно те полотна, которые стараются обыграть современные реалии, но делают это каким-то чудовищно архаическим, неуместным языком. Причем неважно, является ли их автором художник из Петербурга восемьдесят какого-то года рождения, написавший портрет "юзера" с ноутбуком на столе и MP3-плеером на шее, или шестидесятилетняя дама из провинции, запечатлевшая похожего на жалостного беспризорника подростка-граффитиста, и так и не сумевшая адекватно воспроизвести на холсте сами граффити. В общем, почти все участники выставки выглядят какими-то пришельцами из прошлого, пассажирами машины времени.

Александр Панов : Я бы даже сказал, что это не машина, а дрезина времени - нечто слишком допотопное. Прямо на фасаде ЦДХ красуется название выставки "Россия XI". И сначала кажется, если не знать про нумерологию деятельности Союза художников России, что просто отвалилась одна цифра - X. То есть СХР устремился в новое столетие, и проект с некоторым запозданием посвящен миллениуму. Но, оказывается, в своей стремительности союз утерял "икс" оправданно: получилось этакое "назад в будущее", вспоминая знаменитый американский фильм. Перед нами буквальное выпадение из хронотопа.

И.К .: Именно так. Вот один художник в серии "Казаки" буквально копирует кадры из советского фильма. А другой в серии пейзажей "На Оке" неожиданно открыл для себя Рериха. Есть оммаж конструктивизму: Гурова А.Е. из Омска (пусть все-таки будут имена, хотя бы с инициалами!) изображает индустриальную архитектуру: рисует мосты, паромы - если бы это было сделано в каком-нибудь 65-м, цены бы не было. По-своему хорошая работа. А вот чудесная Надя Рушева - легендарная девочка 70-х, только это мужчина из сегодняшней провинции, рисующий балерин.

А.П .: Хватит искать аналогии. В самом деле, это выставка цитат, "угадайка" для знатоков. Но ведь авторы не в протухший постмодернизм играют, а искренне хотят высказаться, душу, не побоюсь этого слова, раскрыть. В данном случае разумнее ведут себя экспоненты с третьего этажа, где представлены народные промыслы. Жостово или Дымково - это и есть живая традиция. Тут от художника требуется знание стародавнего ремесла - и никаких тебе инноваций. Главное, чтобы рецепт изготовления передавался из поколения в поколение. Но потому это и называется "промыслом". Может, и живопись, графику и скульптуру Союза художников называть "промыслом" или "ремеслом" - ничего обидного, в сущности, в этом определении нет.

И.К .: Единственно, что помогает не выпасть из времени окончательно, - это обилие религиозных мотивов. В 70-е такое не позволили бы по определению. Но, согласитесь, тема сама по себе не нова. Да и иконопись сегодня тоже стала промыслом.

А.П .: Но вот смотришь на картины Зураба Церетели или Гелия Коржева, монстров советского официального искусства... Это ведь в самом деле живопись, сильная, мощная, крепко сделанная. "Были люди в наше время". Хотя "Свалка" Коржева с брошенными на помойку красными знаменами глубоко символична. Энтузиазм стих, начался художественный конвейер. Может, цифра "XI" - это аналог бумажки "упаковщица № 7" в коробке конфет?

И.К .: Работы в ЦДХ - это очень сладкие конфеты. Тут проблемы с просроченным сахаром.



Источник: "Культура" № 5, 5-11.02.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
28.07.2021
Арт

Внутренний фронт

Зангева родилась в Ботсване, получила степень бакалавра в области печатной графики в университете Родса и в 1997 переехала в Йоханесбург. Специализировавшаяся на литографии, она хотела создавать работы именно в этой технике, но не могла позволить себе студию и дорогостоящее оборудование, а образцы тканей можно было получить бесплатно.

Стенгазета
18.06.2021
Арт

Далекие близкие

Табурэ получила европейскую известность как художник-портретист. В центре ее внимания всегда находится человек, его взаимоотношения с другими и самим собой. Одним из центральных в поэтике художницы является мотив отражения, как способа самопознания. При этом зеркалом, позволяющим понять что-то о себе, оказывается другой.