Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.01.2009 | Диски

Завтра аристократа

Символическое уби­ение группы Franz Ferdinand свершилось

«Убили, значит, Фердинанда-то нашего».

Тревожно вглядывается в объектив камеры Алекс Капранос. Его подельники чуть поодаль склоняются над бездыханным телом и пытаются делать пострадавшему искусственное дыхание. Прежняя эстетика оформления пластинок в духе рекламы Мос­сельпрома сменилась на черно-белый нуар. Символическое уби­ение группы Franz Ferdinand свершилось — по крайней мере на обложке их третьего альбома.

Их не было три с лишним года — солидный срок в свете сегодняшних бешеных темпов развития музыкальных трендов (скажем, Bloc Party, когда-то шедшие по стопам FF, с тех пор успели выпустить три альбома и довольно выдающимся образом сойти с ума). Их не то чтобы совсем забыли — однако, скажем, очередное творение Animal Collective ожидалось мировым сообществом с куда большим пиететом.

Их первый альбом придал смысл всей волне возрожденного постпанка и целиком засел в головах у целого поколения;

как показывает практика, под песни с «Franz Ferdinand» люди любого социального ­по­ложения, образования и степени алкогольного опьянения пускаются в пляс с тем же (то есть чрезвычайным) пылом, что под Цоя и группу «Ленинград». Их второй альбом тоже был отличным — но вы попробуйте с ходу, не переслушивая и не заглядывая в трек-лист, вспомнить с него хоть одну вещь. Я пробовал.

Что ожидалось: фокусы с пленкой и даб; повышенное содержание электроники и архивные советские синтезаторы; фанк и дискотека. Что мы имеем: именно это — и совсем не то. При некотором желании «Tonight: Franz Ferdinand» можно трактовать как ответ шотландского ВИА на вызовы времени — на повальное увлечение цифровой техникой, на попытки породнить белый рок с черной сексуальностью, на эпический синтипоп The Killers. Только ответ этот сродни изящной полуулыбке, с какой потомственный аристократ прекращает дискуссию с зарвавшимся пролетарием. Диапазон используемых на альбоме эффектов не сильно шире того, что был, скажем, в песне FF «Outsiders» со второго альбома. И да — под эту пластинку можно танцевать. Как будто под предыдущие было нельзя.

«Tonight: Franz Ferdinand» — это задиристый ­опорно-дви­гательный постпанк, снабженный для объема обильным эхом и размытыми отголосками, а для смеху — мощным присутствием тех самых советских синтезаторов «Поливокс».

Именно для смеху — трудно отнестись иначе к четырехминутным психоделическим пульсациям, венчающим собой вещицу «Lucid Dreams». Кряканья, пиликанья, посвистывания — то, каким образом FF обращаются с техникой, куда больше похоже на старую школу, на времена группы Orange Juice (которую они понача­лу упоенно передирали), когда инструменты были большими, а каждый поворот тумблера мог открыть новые горизонты. Гитарная музыка XXI века вообще в большинстве своем является великим рок-н-ролльным надувательством, и Franz Ferdinand виртуозно разыгрывают свое мошенничество по нотам. Их мелодический синтаксис все так же статен, их ритмическая пунктуация все столь же вольготна, их решающие аргументы остались теми же, и большую часть этих аргументов хочется задержать в голове на подольше; если конкретнее, это «Bite Hard», «What She Came For», «Live Alone», и финальный любовный фолк «Katherine Kiss Me», и протяжная «Dream Again», и еще много чего.

К третьему альбому Franz Ferdinand мне как-то окончательно стало понятно, из-за чего кажется, что в Британии 2000-х не было группы важнее. Это стиль.

Franz Ferdinand как нельзя лучше подходит определение «знатный». У них есть врожденный (или приобретенный — возможно, сказывается то, что почти всей четверке уже за 30) вкус. Чувство меры. Чувство так­та — музыка FF ведь во многом определяется тем, чего в ней нет: лишних соло, многозначительности, самолюбования. Чтобы прочувствовать это, достаточно послушать, как Алекс Капранос поет: никогда не срываясь на крик, как повально делают все конкуренты; даже yeah в его устах звучит как утверждение, а не восклицание. Альбом, чего греха таить, более всего похож на костюм с хорошей родословной, пошитый на улице Сэвил-роу, и пусть кто-нибудь скажет, что это плохо (особен­но учитывая, что большинство остальных пластинок жанра похожи то на футболки из Topshop, то на претенциозное дизайнерское барахло). И если в 2009 году нас ожидают в основном бесстыжая синтетика и вычурный маскарад; и если в этой связи группа Franz Ferdinand берет на себя музыку рок — я готов на них положиться.

«Это какого Фердинанда убили, пани?»



Источник: "Афиша", 19.01.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.03.2020
Диски

Всё больше вечеринок

К третьему полноформатному релизу “Cream Soda” уже превратились в стабильно набирающий популярность проект с крепкой фанбазой. Этот статус подтверждают хоровые подпевания на фестивалях и городских мероприятиях, регулярные радио-эфиры, выступление на “Вечернем Урганте” и растущий гастрольный график.

Стенгазета

Цветовая музыка

“Gold & Grey” — финальная пластинка Baroness из длинной серии альбомов с “цветовыми” названиями, начавшейся аж 12 лет назад с “Red Album”. С тех пор прямолинейного сладж метала в музыке группы стало значительно меньше, что освободило пространство для разнородного микса жанров. Фронтмен Джон Бейзли (гитара и вокал) вообще не рассматривает метальных коллег в качестве ориентиров.