Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.11.2008 | Диски

Судно «Трагедия»

Горький моряцкий шансон, будто бы сыгранный из затопленной подводной лодки

Вначале пил, потом терпел неудачи, теперь настало время выть. «Howling Songs» — заключительная часть печальной трилогии, начатой пластинками «Drinking Songs» и «Failing Songs». Задумал и осуществил песенный трехтомник Мэтт Эллиотт — англичанин по происхождению и испанец по нынешней прописке, ­со­участник хорошего экспериментального состава Flying Saucer Attack и основатель хорошего экспериментального состава The Third Eye Foundation, хмурый скромняга-гений, способный растравить сердце до такой степени, что и вправду без бутылки не обойдешься. Его музыка — это горький моряцкий шансон, будто бы сыгранный из затопленной подводной лодки (на «Drinking Songs» среди прочего фигурировало десятиминутное посвящение «Курску»); песни у костра, вырастаю­щие в аутодафе.

Эллиотт — отшельник-одиночка, все многоголосье, все приумно­женные гитары и шумовые крещендо, звучащие на «Howling Songs», он играет сам;

его методы чем-то напоминают методы Леонида Федорова в сольной ипостаси (кстати сказать, и того и другого я видел живьем — и концерты этих людей производят схожее впечатление: буд­то тебя и все твои помыслы выжали насухо и скрутили в морской узел).

Мэтт со своей пропащей душой — вообще наш человек, и свою неизбывную хмельную печаль он излагает на до боли знакомых языках.

Как и на предыдущих альбомах трилогии, здесь многое вдохновлено музыкой восточноевропейских кочевых племен, причем зачастую в самых похабных ее проявлениях — акустическая распутица, истерические цыганские скрипочки, хоровые распевы, балканский разгул, чуть ли не «Очи черные». С этими разухабистыми источниками Эллиотт проделывает удивительную операцию — затормаживает, топит в слезах; карнавал превращается в панихиду, как в мультфильме про капитана Врунгеля яхта «Победа» в один миг стала «Бедой». На «Howling Songs» этот эпизод повторен почти буквально — здесь есть песня (едва ли не лучшая), которая так и называется: «Я назову это судно «Трагедия», благослови, Господь, его и всех, кто плывет на нем». Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь.



Источник: "Афиша", 29.10.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.11.2019
Диски

Ранимое чудовище Игоря

Тайлер Оконма получил известность как задиристый ёрник с басовитым плотным флоу. На “IGOR” мы почти не слышим его в этой форме. Привычный тон появляется только в середине, однако, даже обнаружив себя, Тайлер звучит не агрессивным, как в юности, а усталым, как будто ему скоро стукнет тридцать (артисту уже 28). Вместо кровожадных рэперских панчей чаще звучат робкие, распевные признания: “I'm your puppet, you control me.”

Стенгазета
25.10.2019
Диски

Высококалорийное слово

«Моё слово жирно / Со мною в лифте любой другой — лишний» — здесь артистка, конечно, иронизирует над своей внешностью, лишая пищи троллей из сети. Вместе с тем, это еще и непреднамеренный метакомментарий. Голоса Алёны так много, что он почти вытесняет аккомпанемент, будто мы слушаем речитатив акапелла.