Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.10.2008 | Арт / Интервью

Изумительно провинциальные люди

"То,что могло стать интересной выставкой, превратилось в какую-то дурнопахнущую авантюру"

В конце сентября в Бахчисарайском государственном историко-культурном заповеднике открылся фестиваль "Плененные Бахчисараем", объединивший современных художников из четырех стран, история которых на протяжении веков была связана с Крымом - Греции, Турции, Украины и России. В его организации приняли участие такие серьезные институции, как муниципалитет Стамбула, Московский музей современного искусства, Музей современного искусства города Салоники, столичные Фонд "Художественные проекты" и Центр креативных индустрий "ПRОЕКТ_FАБРИКА". Кураторами стали директор Музея современного искусства в Салониках Мария Цанцаноглу, идеолог Стамбульской биеннале Берал Мадра, директор московского центра "Арт-Стрелка" Ольга Лопухова и киевский галерист Олег Байшев - непоследние люди в арт-мире.

Экспозиция по плану должна быть открыта для посетителей до конца октября, но фестиваль практически свернут по вине администрации музея.

Проблемы начались еще до вернисажа, а после открытия видеоинсталляция Мелиха Горгуна была демонтирована, а ландшафтный объект Никиты Алексеева вообще уничтожен. Залы закрыты. О том, что же произошло, мы попросили рассказать самого Никиту АЛЕКСЕЕВА - "генерала" московского концептуализма, участника легендарной уже группы "Коллективные действия", основателя "АПТАРТа"(серии неподцензурных выставок в собственной квартире), литератора и журналиста. (Кстати, для желающих лучше познакомиться с его творчеством, сообщаем: в столичной GMG gallery в Леонтьевском переулке сейчас проходит очень представительная выставка Алексеева, дополненная книгой мемуаров "Ряды памяти", выпущенной "Новым литературным обозрением".)

- Начнем с предыстории. Бахчисарай лично для меня - очень дорогое место. Я практически провел в Крыму все свое детство, много раз бывал в Бахчисарае, очень люблю этот город. И название фестиваля "Плененные Бахчисараем" было для меня абсолютно естественным, хотя не я его придумал, а кто-то из кураторов. Но вот теперь должен сказать, что от этого "бахчисарайского пленения" я наконец избавился и вряд ли в Бахчисарай когда-нибудь попаду. Я не говорю про Крым в целом. Например, знаю, что схожий с нашим фестиваль в этом году проходил в Гурзуфе, картины, многие из которых можно признать провокационными, развесили прямо на стенах домов, и вот они там с мая висят до сих пор - и никто ничего не испортил. Так что Крым, к счастью, бывает разным.

А Бахчисарай - просто провинциальный город, в музее которого работают изумительно провинциальные люди. Они не просто не знают имен тех художников, которые приехали к ним из четырех стран (этих авторов не надо представлять специалистам), они искренно полагают, что им пытаются "втюхать" то, что и искусством не является.

Они не понимают, что и кураторы фестиваля - специалисты высочайшего класса в своем деле, с многолетним опытом работы. Ну ладно простые сотрудники - бог с ними. Но удивляет поведение директора музея Евгения Петрова, с которым были твердые договоренности еще во время нашей первой поездки с кураторами летом этого года, когда обсуждались все детали. Сейчас же он во время скандала просто спрятался. Говорят, сломал ногу, но как пошутил кто-то из художников: "Ногу, а не челюсть", то есть мог хотя бы позвонить по телефону в музей, в котором делали вид, что видят нас в первый раз и о фестивале слышат в первый раз. Очередное провинциальное безобразие! Хотя почему провинциальное? Случившееся в Бахчисарае для меня укладывается в один ряд с теми скандалами, что произошли в последние годы и в Москве - все эти выставки "Соц-арт", "Осторожно, религия!", "Запрещенное искусство", увольнение Андрея Ерофеева...

Хотя в Крыму есть своя специфика - национализм вкупе с провинциализмом. В самом музее изумительный расклад. Вот Женя Петров, русский человек демократических взглядов, личный друг московского художника Андрея Филиппова, одного из инициаторов фестиваля, кстати. А один из его заместителей - некто Гайворонский, член РУХ, человек, наряженный весьма специфически: черный кожаный пиджак, черные очки, красная рубаха, украинский националист. Второй заместитель - Ебубекиров, представитель крымско-татарской общины, убежденный мусульманин. Когда мы приехали в Бахчисарай, то никого не собирались оскорблять, вторгаться в политические или религиозные дела. Но Ханский дворец для города - сакральное пространство. И неважно, что там показывать, - всегда найдется куча обиженных.

Так и случилось.

Две работы просто запретили, причем одну, гречанки Элли Хрисиду, еще до вернисажа.

Заходит тетенька в платочке, представляется научным сотрудником, говорит, что картины сняла, поскольку они идеологически не соответствуют пространствам Соколиной башни (а это не мечеть, там хан держал охотничьих птиц).

На работах были нарисованы сердце и череп, а ислам запрещает изображение человеческого тела. На видео турка Мелиха Горгуна быстро сменялись изображения православного священника, раввина и муллы, сливаясь до неразличения - работа лобовая, не очень сильная, но все равно...

А что касается моего произведения, тут я вообще ничего не понимаю. Оно называется "Живые камни". К камням, которые валялись во дворе дворца, я приклеил оранжевые бирки с отчасти абсурдными, отчасти поэтическими текстами типа: "Живой камень, глядящий на другой камень", "Живой камень, подключенный к Интернету", "Живой камень, любующийся на Луну" и т. д. Почему они это убрали - понятия не имею. Причем я несколько дней ползал по этой горе камней, наклеивая бумажки, а они не поленились - сорвали все за одну ночь. Без всяких объяснений. Кураторы тут же стали требовать все восстановить. Я сказал, что ни в коем случае нельзя этого делать. В знак солидарности на следующий день свои работы снял Вадим Захаров. Ну а дальше почти все помещения, где висели станковые работы, оказались просто заперты. Фестиваль оказался никому не нужен. А мне кажется, что почти все работы были удачны. Теперь я даже и не знаю, зачем согласился поехать в Бахчисарай. То,что могло стать интересной выставкой, превратилось в какую-то дурнопахнущую авантюру.


А в качестве дополнения к рассказу Никиты Алексеева мы печатаем открытые письма турецкого и греческого кураторов фестиваля, обращенные в директорат Бахчисарайского заповедника .


"Дорогие Евгений Петров, г-да Ебубекиров и Гайворонский.

Вернувшись в Стамбул, хотела бы поблагодарить вас за гостеприимство. Но также хотелось бы добавить несколько искренних замечаний и рекомендаций ради сохранения репутации музея и выставки, поскольку она уже вошла в историю международного современного искусства.

Можно допустить, что руководство музея считает это искусство недостойным его стен - по причинам скорее субъективным, чем объективным. Оно может не знать, что все традиционные музеи мира, например Лувр или Версаль, открыли свои двери для него. И может не знать, что все выставленное в Бахчисарае отличается высоким качеством, не говоря уже о том, что и все художники - участники проекта - являются признанными величинами в арт-мире.

Однако микрополитические конфликты не должны были стать причиной того, что мы вынесли во время монтажа выставки. Нам сопротивлялись и не доверяли, как будто бы не музей пригласил нас, а мы бесцеремонно вторглись в его пространства. После бесконечных конфликтов мы даже не были уверены, что выставка сохранится после открытия и продолжится после вернисажа, однако продолжали работать честно и профессионально, сделали экспозицию и провели пресловутое открытие. Также мы уверились, что для нашего проекта не будет никакой рекламной поддержки, а жители Бахчисарая не получат приглашений на открытие.

И вот теперь я узнала, что из экспозиции изъяты работы Никиты Алексеева и Мелиха Горгуна, а одно из помещений музея закрыто для посещения. В большинстве случаев такое вмешательство в проект рассматривается как форменный скандал. Если в вашем музее сохраняется единение между теми, кто отвечает за концептуальные идеи, администрацией и хозчастью, следует оставаться лояльными к таким инициативам, как проведение выставки международного уровня.

От имени художника и моих коллег-кураторов я имею право требовать уважения к нашей работе. У всех нас безупречная репутация на международной арт-сцене по крайней мере последние сорок лет.

Надеюсь, что выставка будет восстановлена и продолжит свою работу согласно предусмотренным срокам и вашим обещаниям. А мы получим информацию о ее посещаемости и зрительском интересе".

С наилучшими пожеланиями,

Берал МАДРА, куратор со стороны Турции


"Дорогие коллеги из Бахчисарайского дворца, я хотела бы добавить и свои замечания к тому, о чем столь корректно написала Берал Мадра. Данной выставкой мы все намеревались сделать приношение Бахчисараю. Международный проект нес исполненное мира эстетическое послание, которое должно было подчеркнуть красоту места и предложить посредством искусства новые возможности восприятия его и всей истории города. Все художники работали, испытывая высочайшее уважение к пространствам дворца, и это чувство было для них превыше всего. Я, конечно, понимаю, что прежде в Бахчисарае не показывалось современное искусство, что вызывает ужас перед неизведанным у определенной части администрации музея. К тому же современное искусство в самом деле в чем-то провокативно. Но в данном случае провокация была совершена самой администрацией. С другой стороны, большинство сотрудников дворца выражали подлинный интерес к тому, что мы привезли, были дружелюбны и всячески нам помогали. Я тоже надеюсь, что работы Никиты Алексеева и Мелиха Горгуна будут восстановлены, что выставка продлится и что мы наконец найдем общий язык (а с первого раза это всегда очень трудно)".

С наилучшими пожеланиями,

Мария ЦАНЦАНОГЛУ, куратор со стороны Греции



Источник: "Культура" № 39, 09-15.10.2008,








Рекомендованные материалы



Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.

Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.