Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.12.2007 | Балет / Интервью

Руководитель танцует за всех

Я знаю, что в профессии могу передать многое, что сам получил из первых рук и чем мастера делятся неохотно

Год назад Игорь Зеленский, один из лучших и самых популярных современных классических танцовщиков, премьер Мариинского театра, а также ведущих трупп Америки, Европы и Японии, возглавил балетную труппу Новосибирского театра оперы и балета. В середине декабря он представил свою первую постановку - балет Мариуса Петипа «Баядерка» в редакции Вахтанга Чабукиани. После премьеры Игорь Зеленский дал эксклюзивное интервью Ярославу Седову.

- Почему для своего балетмейстерского дебюта в Новосибирске вы решили воспроизвести популярный классический балет, а не сочинить что-нибудь свое?

- Мне не хотелось, чтобы говорили: «Вот, только пришел и сразу себя показывает». Я исходил из того, что, на мой взгляд, сегодня нужно труппе и городу. «Баядерка» - масштабный балет, как раз для огромной сцены этого театра. Она не шла здесь очень давно, ее ждали. А в моем репертуаре это один из главных спектаклей. Я танцевал главную роль Солора в пяти-шести разных версиях этого балета во всем мире. А готовил партию с ее создателем - моим учителем, великим танцовщиком Вахтангом Чабукиани. Он первый сделал роль Солора танцевальной в своей ленинградской редакции 1941 года, убрал из спектакля второстепенные эпизоды, сохранил и подчеркнул все лучшее, что было в хореографии Петипа, дополнил спектакль великолепными новыми танцами. После него небольшие, но яркие дополнения вносили и другие петербургские мастера. Все это - наше балетное богатство, эту версию «Баядерки» мы и поставили здесь, с небольшими коррективами.

- В каком возрасте вы стали учеником Чабукиани, каким он был педагогом?

- Мне было 15 лет, когда Вахтанг Михайлович взял наш класс в Тбилисском хореографическом училище и довел его до выпуска. А затем на старших курсах он готовил со мной «Баядерку» и «Лауренсию». Он был очень ответственным человеком. Занятия шли ежедневно, кроме выходных и праздников, и за все три года он не пришел, может быть, раз пять, не больше. Мы тогда не сознавали, чего ему это стоило. Ему ведь уже было 70 лет, у него были отложения солей, но никаких скидок на это он не делал.

Мы сейчас немного забываем, что это за явление - Чабукиани. А ведь его ценит весь мир. В Нью-Йорке мне передавали, с каким уважением о нем рассказывал Баланчин. Нуриев сам мне о нем рассказывал. У нас его чаще вспоминают как танцовщика, но он был и великим балетмейстером. В его «Лауренсии», «Сердце гор», «Отелло», других постановках - гениальная хореография.

- Чабукиани успел увидеть вас уже не учеником, а премьером Мариинского театра?

- Да. Почти через год после моего отъезда из Тбилиси Мариинский поехал туда на гастроли. И мне, вчерашнему ученику, доверили самое почетное: завершать гала-концерт всех звезд. Я танцевал гран-па из «Дон Кихота». Это был триумф, даже не столько мой личный, сколько публики. Зрители восприняли это как победу грузинского балета и Чабукиани. Вахтанг Михайлович, конечно же, был в зале и остался доволен.

- В вашей «Баядерке» вы тоже доверили главные роли дебютантам и даже студентке.

- Не только, мы старались хорошо показать всех. В главных ролях - прекрасные балерины Наталья Ершова и Анна Одинцова. Дебютантка - Елена Востротина (Никия), молодая, но уже опытная петербургская балерина с прекрасной школой, начинала в Мариинском, потом уехала в Германию. Она много танцует в Новосибирске. А студентка - мне уже коллеги звонят: «Ты что там вытворяешь?» (Смеется). Да, Кристина Старостина (Гамзатти) еще учится, но у нее прекрасная форма, хорошая школа, ее зовут в разные театры. Если не предлагать интересную работу, такие люди будут уезжать. Рому Полковникова, который у нас и Спартака танцует, и авангардный "Шепот в темноте", брали в труппу Бежара, у него уже билет на самолет был. Он остался только потому, что поверил в перспективы работы здесь. И так далее.

- Ответственность не давит?

- Ответственность, конечно, огромная, когда люди доверяют тебе свои судьбы. Теперь все время обо всех думаю, вроде как мысленно танцую за всех. (Улыбается). Но я знаю, что в профессии могу передать им многое, что сам получил в Петербурге, Нью-Йорке, Париже из первых рук и чем мастера делятся неохотно.

К счастью, театру повезло с директором: Борис Михайлович Мездрич умеет и бытовые условия создать, и творческий процесс обеспечить. Фантазировать-то можно много, но насколько тебе дадут эти фантазии осуществить? Здесь 90% нашего успеха обеспечено четкой организацией.

А планов множество. Сейчас на полтора месяца едем на гастроли в Китай: для Новосибирского театра это не просто заработок. Здесь очень гордятся тем, что в то самое время, когда Большой в 1956 году покорял Лондон, Новосибирский театр в 1957 году так же мощно покорял Китай. А из Европы и Америки мне, разумеется, хочется приглашать и хореографов, и педагогов. Наши артисты готовы работать.



Источник: "Газета" №240, 21.12.2007,








Рекомендованные материалы



«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."


«Нарисовать можно быстро, а вот придумывание — это долгий процесс»

Светлана Филиппова: "История была придумана большей частью еще на занятии у Норштейна. Он как-то пришел и сказал: «А нарисуйте-ка вы такую раскадровку: человек просыпается утром, и по деталям надо понять, что за человек, какой у него характер. Сказал, два часа нам дал и ушел. Как раз за окном пошел такой крупный снег, и я смотрела на этот снег, и думала: «Вот, идет снег, это красиво. А интересно, есть ли кто-то, кому это может не понравиться? Наверняка, это не понравится дворнику."