Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.11.2007 | Интервью / Память

Отсутствие страха

Единственное, что мы можем предположить: Марка Вайля убили за то, что он делал. А делал он одно – ставил спектакли.

Культовая фигура британского авангарда, Саймон МакБёрни, посвятил свой новый театральный эксперимент   в театре Барбикан «Исчезающее число»  памяти  режиссера Марка Вайля. Создатель экспериментального коллектива «Ильхом» с тридцатилетним стажем в Ташкенте, Марк Вайль выступал со своими спектаклями  в Америке и Великобритании, в Германии и в Японии. Он создал уникальный  синтез восточных мистических традиций и западного авангарда. В сентябре месяце, накануне своей премьеры по трагедии Эсхила,   Марк Вайль  был зверски убит в подъезде своего дома в Ташкенте.  В студии радиообозрения «Уэст-Энд» голоса тех, кто знал лично и работал с Марком Вайлем. Среди них – британский режиссер Саймон МакБёрни:

 

Почему убили Марка Вайля? Домыслы заводят в тупик – мы не знаем. Но мы знаем, что какие-то люди ждали его – чтобы совершить нападение, а, возможно, и убить. Зачем? Не ради денег – денег у него не было. Не из мести – он никогда не нанес вреда ни одному живому существу. Он был по-настоящему добрым человеком – добрым по отношению к людям вокруг него, к соотечественникам, стране, семье. Значит, единственное, что мы можем предположить:  его убили за то, что он делал. А делал он одно – ставил спектакли. С 1976 года, когда он создал театр «Ильхом».

Но как,  почему человека хотят убить за его  спектакли ? Для того, чтобы понять это, нужно понять суть природы театра. Театр, как мы знаем, это вид искусства, существующий в настоящем. Фильм смотрит в будущее, говорит о том, что должно произойти согласно сюжету. Поэтому киноиндустрия всегда была столь важна для пропаганды. Все тираны ХХ-го века прекрасно это понимали. Эйзенштейн чувствовал это  кожей.  Фотография же, наоборот,уводит в прошлое. В тот момент, когда снимок сделан, что-то как будто стремительно уносится от нас. Фальсификация снимков с целью изменить прошлое, переписать историю, существует с самого момента изобретения фотографии. 

Театр – единственный, уникальный вид искусства, обращенный к настоящему моменту. Театр существует  сейчас,    только сейчас,  точно так же, как и я говорю с вами сейчас, хотя вы знаете, что эти слова были  записаны на магнитофон.

Если заглянуть в тщательно реконструированный шекспировский театрт  «Глобус»,   вы поймете, насколько  глубоко Шекспир-драматург это понимал. Единение актеров с публикой, смотрящей спектакль в этом пространстве, показывает, что монологи – это не личные размышления персонажа, а публичные дебаты, или – точнее – это  и то, и другое. Театр «Глобус» демонстрирует и нечто иное: театральное действо   не зависит от пьесы. Театр, в каком-то смысле,  даже не существует на сцене, с актерами:  он существует только в сознании, в умах публики. Это совершающийся в каждый данный момент акт коллективного воображения. И этот акт дает нам возможность ощутить, что мы не одиноки, что наша внутренняя личная жизнь   на самом деле существует в более широком  пространстве за границами  нашего тела -  в коллективном пространстве, которое можно было бы назвать «общим» или просто «общиной». Любой деспотизм держится на страхе. Страх достигается разъединением, каждый индивидуум должен быть изолирован от остальных. Неизбежное следствие этого –   коллективный паралич общества. Таким образом деспотизм добивается полного контроля.

Марк Вайль с самого начала    знал, что театр   разрушает эту иллюзию изолированности, иллюзию, что мы одиноки, что наша внутренняя жизнь – лишь только наша. И поэтому само театральное действо – как понимал Марк Вайль – может открыть людям глаза, может пробудить надежду и подорвать страх. Не с помощью каких-то политических заявлений, а просто благодаря факту своего существования.  И, может быть, одним из самых мощных аспектов театра Марка Вайля было просто отсутствие страха.

И поэтому его театр был маяком, лучом света во мгле разъединенности.  Это было маяк, который  освещал нашу связь друг с другом. Не только в Узбекистане, но и во всем мире. И может быть –может быть – именно за это он был убит. За то, что он  не боялся. И если мы хотим почтить его память, мы все тоже должны набраться  мужества – и играть.


Саймон МакБёрни, специально для радиообозрения «Уэст-Энд» Русской службы Би-Би-Си.  (Редактор и ведущий Зиновий Зиник.)



Источник: Русская служба Би-Би-Си. Радиообозрение «Уэст-Энд» 25.10.07 ,








Рекомендованные материалы



«Я стала думать, что у человека была детская травма от старушек…»

Режиссер анимации Анна Юдина: "Я шла по улице и увидела на остановке автобус стоит, бежит бабушка и автобус ее явно ждет. Я была уверена, что он ее сейчас дождется, она сядет и поедет. А на самом деле автобус дождался, когда она добежит до двери, захлопнул двери и уехал".


Иногда я говорю себе: “Ира, ты же понимаешь, что из ящика появится то, что тебе надо”

Режиссер анимации Ирина Эльшанская: "После окончания первого курса текстильного университета, где я училась на художника по тканям (это было очень скучно), я вдруг подумала: я люблю лепить и рисовать, снимать видео и монтировать, почему бы мне не заняться анимацией? Я хочу заняться анимацией, о боже, я хочу заняться анимацией! Это стало очевидно в одну секунду и невероятно как поздно это ко мне пришло".