Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.02.2007 | Арт

Сладчайшие аморалисты

Иногда эстетика доминирует настолько убедительно, что заставляет забыть о морали

Одним из первых спецпроектов организаторы Московской биеннале решили подсластить мрачное современное искусство. Но подсластить не значит упростить. Гей-дуэт Пьера и Жиля — оригинальные волшебники. Несмотря на то что они, низменно используя стилистику мещанской умилительной ретрофотографии, ретушируют и без того красивейшие фото сначала кистью, а потом и в фотошопе, чтобы довести до приторности, нельзя не согласиться с тем, что это — искусство.

Китч выходит настолько преувеличенным, что перерастает сам себя.

Представьте себе, на распятого Христа или пронзенного стрелами святого Себастьяна можно взглянуть как на эротические картинки. Застойная доминанта сексуального удовлетворения превращает все минусы в плюсы. Сознательный гражданин видит за портретом военного жертвы боевых действий — Пьер и Жиль обращают внимание на то, как сладострастно форма обтягивает тело бойца. Возможно, такой взгляд аморален, но спрос на их фотографии огромен.

Понятно, что релятивизм в оценке добра и зла неизбежен: человечество чаще руководствуется ощущениями, а не разумом. Боль, причиненная другому, заставляет тело ликовать, и совесть застенчиво прячется в местах, весьма отдаленных от центра удовольствия.

Природа берет верх над сознанием, и в том, чтобы пристроиться в конец очереди на выставку Пьера и Жиля, тоже нет ничего постыдного. Таково уж свойство искусства — превращать этическое в эстетическое. Причем эстетика доминирует иногда настолько убедительно, что заставляет забыть о морали.



Источник: "Афиша", 6.02.2007,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».