Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.02.2007 | Колонка

Ты в наш садик не ходи

Первая примас-женщина в истории англиканства поддерживает священников-геев

Англиканское содружество (третья по численности христианская организация в мире после католиков и православных) оказалась в незавидном положении.

На встрече в столице Танзании лоб в лоб столкнулись либералы и традиционалисты.

Лидер первых – недавно избранная глава Епископальной церкви (американская ветвь англиканства) Катарин Джеффертс Шори, ей противостоит примас Нигерии чернокожий архиепископ Питер Акинола. Недавно он поспособствовал расколу епископалов, взяв под свое крыло самых консервативных из них. Шори тоже дама с характером – ей не впервой ставить на место самоуверенных мужчин. Неформальный лидер Содружества – архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс – изо всех сил пытается навести мосты между разругавшимися иерархами. До сих пор получалось. Но Акинола с шестью единомышленниками отказался с ним причащаться, упрекая в потворстве американцам.

Суть проблемы даже не в том, что Шори – первая примас-женщина в истории англиканства. Она еще и поддерживает англикан-геев, которые настаивают на рукоположении гомосексуалистов и на благословении однополых союзов.

В 2003 году, до своего избрания, она одобрила посвящение в епископы ньюгемпширца Джина Робинсона, открыто живущего с партнером. После этого отношения между традиционалистами и либералами вылились в откровенную распрю.

Англиканское содружество – наследие Британской империи. Империя приказала долго жить, а англиканские приходы в бывших колониях остались. Отсюда такой чудовищный разрыв между либералами и традиционалистами.

Что общего между американской интеллигенткой Шори, усвоившей все законы политкорректности, и напористым Акинолой, который откровенно заявляет, что ему противно находится с геем в одной комнате?

И вдобавок лоббирует у себя в Нигерии закон о привлечении гомосексуалистов к уголовной ответственности. Разница культур неизбежно ведет к расколу. Но противоречия раздирают и самих епископалов. То, что респектабельный вирджинец Мартин Миннс со товарищи переметнулся к примасу-африканцу, уйдя в раскол, говорит о многом.

Распри по «голубому вопросу» сотрясают все западное христианство. А вот у православных по этому вопросу полное согласие.

РПЦ однозначно осуждает борьбу гомосексуалистов за свои церковные права, после посвящения Робинсона она прервала отношения с епископалами. А вскоре рассорилась и со шведскими лютеранами, которые рискнули освещать однополые союзы. То есть сражается со злом на африканский манер – путем ампутации. Но это с соседями, а дома предпочитает не выносить сор из избы. Хотя сора этого, похоже, предостаточно. Время от времени до публики доносятся глухие отзвуки скандалов, где фигурируют имена не только священников, но и епископов. На широкое распространение содомского греха в церковной среде указывают и Шори со сторонниками, но не делают из этого никакой тайны. Для них это не грех вовсе, который надо искупить, а то, о чем следует говорить открыто. Любовь Христова безгранична, и она не может не распространятся на всех, в том числе и на людей с нетрадиционной ориентацией.

Как же так, возмущаются консерваторы, а Ветхий Завет – «не ложись с мужчиною, как с женщиной, это мерзость», а Завет Новый, где апостол Павел страстно обрушивается на содомитов в первой же главе Послания к римлянам! Ну и что, возражают либералы. Все это имеет отношение к культуре тех далеких времен, а не к сути христианства.

В Библии можно найти санкцию и рабству, и угнетению женщин, но мы же все это переросли, как детские болезни.

Однако в Библии есть и слова в пользу борьбы с этими несправедливостями, кипятятся консерваторы, именно они вдохновляли тех, кто против них боролся, а вот в пользу гомосексуалистов ничего не найдете, как ни старайтесь. И искать не надо, не сдаются либералы, сам дух христианской любви не допускает никакой дискриминации. Любовь не есть абстракция, заходят на второй круг консерваторы, она имеет в Библии вполне конкретные формы, а вот формы мужеложства не имеет. И объясняется это тем, что сама суть библейского откровения предполагает полярность мужского и женского начал, ведущую к высшему единству. Все это пустая схоластика, не унимаются либералы, а как быть тем, кто уверовал в Спасителя, а им говорят, что они граждане второго сорта?

Споры эти кажутся бесконечными. На каждый аргумент незамедлительно изыскивается возражение. Но суть вопроса лежит в другой плоскости. Почему проблема отношения христианства к гомосексуальности достигла такой остроты именно в наше время? Ведь гомосексуалисты присутствовали в церкви всегда и в немалых количествах – с этим соглашаются и либералы, и консерваторы. Спорить же на эту тему начали сравнительно недавно.

В прежние времена религия диктовала нормы поведения культуре. Теперь положение дел кардинально изменилось, и культура пытается диктовать религии свои условия.

Одна из ключевых идей современной западной культуры – борьба за гражданские права. Суфражистки, а потом феминистки успешно боролись за права женщин, национальные меньшинства – против расовой дискриминации. Дошел черед и до гомосексуалистов. В 1973 году Американская психиатрическая ассоциация исключила гомосексуализм из перечня психических заболеваний, в 1993-м то же самое проделала и Всемирная организация здравоохранения. В странах Запада нетрадиционный секс по взаимному согласию перестал считаться уголовным преступлением.

Окрыленное успехом гомосексуальное сообщество перенесло борьбу за равные права и в сферу религии. Здесь естественным союзником голубых стали женщины. Вовсе не случайно, что позиции геев в Епископальной церкви отстаивает именно Шори, в свое время она и ее товарки положили немало усилий, чтобы добиться согласия на рукоположение женщин. Однако в последние годы положение дел стало меняться.

В христианстве поднялась мощная консервативная волна против посягательств на церковные устои. Наибольшую силу она набрала в развивающихся странах, которые теперь принято называть «глобальным югом».

Ее присутствие ощутимо и на Западе. Ясно, что расколов не избежать. Но уже сейчас по обе стороны баррикады раздаются голоса, призывающие к трезвому подходу. Либералы указывают, что идея гражданского равноправия восходит к христианской заботе об униженных и оскорбленных. А потому грех вымещать богословские разногласия на малых сих, как это делает Питер Акинола. Но и тем не след заноситься. Да, соглашаются здравомыслящие консерваторы, нельзя отказывать людям в праве считать себя христианами, автоматически записывая их в неисправимые грешники. Но нельзя и автоматически переносить идею гражданского равноправия в церковную жизнь, она подчиняется иным законам.  



Источник: Газета.RU, 19.02.07,








Рекомендованные материалы



Проблемы неотомизма

В детстве все мы играли в магазин, в больницу, в милицию, в почту… Играли также и в выборы. Помню, как в тупиковой части огромного коммунального коридора был нами обустроен «Избирательный участок № 97». В посылочный фанерный ящик, закутанный в старый халат чьей-то бабушки, кидались обрезки тетрадных листков, на каждом из которых было написано: «Света. Дипутат».


Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.