Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.02.2007 | Арт

Тотальный аттракцион

Его тактика влияния на общественную ситуацию — не критиковать систему, а сделаться ее необходимой частью

Француз Пьерик Сорен, чью большую ретроспективу из 35 видеоработ покажут в ЦДХ, в чем-то близок нашим «Синим носам» — он тоже использует архаические приемы видеомонтажа, анекдотические ситуации и работает с темой «маленького человека», эдакого Чарли Чаплина. Но в отличие от «Носов» мало интересуется политикой. Если это не политика распределения грантов.

Его тактика влияния на общественную ситуацию — не критиковать систему, а сделаться ее необходимой частью.

Сорен никуда не уезжает из родного Нанта и редко делает выставки за рубежом. Наполнив город своими работами, он превратил его в туристический центр, за что местная администрация была ему безмерно благодарна и даже выделила 2 миллиарда франков — с тем чтобы Сорен устроил международный фестиваль и пригласил художников из других стран. А тот, не желая делиться с конкурентами, фестиваль попросту симулировал — устроив шоу с переодеванием в духе Бенни Хилла.

На выставке мы можем увидеть видеодокументацию того, как он наряжался в «приглашенных иностранных авторов» — мужчин и женщин, англичан и индусов — и от их имени представлял свои проекты.

Не беда, что все проекты несколько похожи друг на друга, — зато налогоплательщик может видеть, на что ушли его деньги, и почти в каждом — принять участие. «Испанский художник» — хромой инвалид, занимающийся хореографией, — расставил по всему городу кабинки с видеокамерами, перед которыми желающие могут сплясать под любимую музыку, а на следующий день увидеть свое голографическое изображение на крышах города, в компании других танцоров. «Немецкая художница» перекинула над городом искусственную радугу, которая растет или исчезает соответственно настроению горожан. Правда, настроение измеряется не совсем тактичным образом: телефонные разговоры горожан прослушиваются и оцениваются по уровню доброжелательности, а самому веселому абоненту и вовсе выдается приз. Есть и совсем безумные излишества, смахивающие на гигантоманию Церетели: так,

Сорен предложил сделать из небоскреба, башни «Бретань», которая уродует пейзаж, подобие лампы 70-х годов, где в стеклянной колбе циркулируют пузыри цветной субстанции.

Небоскреб очистили от внутренних стен и перекрытий, но наполнить водой побоялись, ограничившись видеопроекцией на стеклянных стенах. А чтобы позабавить заскучавших пассажиров трамвая, он поставил вдоль путей ряд скульптур. Первая из них — женщина в кружевном нижнем белье, последняя — в том же белье, но уже мужчина, все остальные представляют собой стадии этого морфинга. В результате изумленный пассажир, глядя в свое окошко, видит трехмерный мультфильм и не может понять, померещилось ему или и вправду из парка вышел трансвестит-эксгибиционист.

Каким бы прагматичным ни был Сорен в работе над своей карьерой, надо отдать ему должное: он сделал искусство, пусть и превратив его в аттракцион, интересным для широкой публики и государственных инвестиций, что вовсе не так уж просто.

В России, например, это пока никому не удалось.

Хотя кто бывал в этом Нанте? И кто знает, на самом ли деле все это удалось Сорену или померещилось, и документации этих проектов — виртуозный монтаж, а сами они — еще одна мистификация Сорена.



Источник: "Афиша", 6.02.2007,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».