Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.01.2007 | Арт

Победа над прежним смыслом

Московский музей современного искусства радикализировался, виртуализируясь

"Видео - это на сегодняшний день самая популярная техника, которой пользуются современные художники". Так, бодро, озорно и, главное, справедливо, начинается пресс-релиз к гигантской выставке "История российского видеоарта - Том 1", занявшей все здание Московского музея современного искусства в Ермолаевском переулке. "Том 1" - поскольку ММСИ задумал многолетнее трехчастное исследование феномена художника, взявшего в руки камеру (или хотя бы нанявшего ассистента-оператора). Куратором проекта стал Антонио Джеуза, итальянец, осевший в России, блестяще владеющий русским языком, а еще лучше - историей отечественного искусства. Иноземное происхождение куратора смущать не должно: произведение на экране телевизора, дисплея или DVD - заграничный дичок, привившийся на нашей арт-почве достаточно поздно. По версии Джеуза, - в 1985 году, когда мэтр московского концептуализма Андрей Монастырский читал философический текст из книжки и одновременно рисовал фломастером на груди смешные рожи под прицелом видеокамеры, специально привезенной из Германии. Этот задокументированный перформанс открывает экспозицию, выстроенную по хронологическому принципу.

И эта экспозиция превратила Московский музей современного искусства в настоящий музей современного искусства в его западном варианте. Исполнительный директор ММСИ Василий Зурабович Церетели, учившийся в Америке и сам как художник делающий видеоинсталляции, убедил директора музея Зураба Константиновича Церетели в необходимости радикальной модернизации политики вверенной ему институции.

Так что теперь залы музея в Ермолаевском мигают телеэкранами. В специальных затемненных выгородках кипит виртуальная жизнь - там имитируют атмосферу первых ночных клубов, для которых сумбурно-сомнамбулические видеопроекции на стенах были необходимой частью их эстетики и самого modus vivendi посетителей.

Специальный раздел составляют пустые облатки из-под видеокассет с документациями акций группы "Коллективные действия". Живая рыбка плавает в аквариуме на фоне собственного видеоизображения - ее снимает погруженная в воду камера скрытого слежения (работа казанской группы "Прометей" - отчего-то именно в Казани художники первыми начали активно использовать видео). На одном из этажей зрителей встречает стоящий на карачках монстр неидентифицируемой масти, в заду у которого тоже светится телевизор (работа Леонида Тишкова).

В общем, любителям фундаментальной техники "х., м." здесь делать нечего (хотя в некоторых работах картина является необходимым сопровождением видеокартинки, как, например, у Виктора Алимпиева). Но давно известно, что в современном искусстве знаменитый тезис МакКлюэна (кстати, именно телетеоретика) "Medium is the Message" ("Средство передачи уже является посланием") не очень работает. Medium - ничто, message - все.

Концепция доносится до публики любыми средствами, и нет отличия между акрилом и видеокамерой (фотоаппаратом, компьютером, собственным телом - одним из ударных экспонатов выставки является документация перформанса Олега Кулика, непроизвольно закончившегося кровавым членовредительством).

Так что перегруженная, тяжело воспринимаемая с непривычки, несмотря на строгую структуру, требующая минимум нескольких часов для осмотра и усваивания экспозиция в Ермолаевском является адекватным образчиком "актуальной" эстетики. И одним из лучших проектов последнего времени - тем более что обещана его пролонгация.

И она, несомненно, состоится. Еще один недавний вернисаж в другом помещении Московского музея современного искусства, на Петровке, 25 доказывает, что ММСИ выбрал радикальную стратегию раз и навсегда. В конце прошлой недели тут открылась очень необычная выставка - "Urban Surfing" Марины Черниковой.

Черникова, благополучная выпускница Суриковского института, теперь получила степень мастера медийных искусств в Высшей школе искусства нидерландского Утрехта и тоже работает в жанре видеоарта. Снимает Москву, Рим, Токио, Иерусалим, а потом свои путевые зарисовки превращает в видеоинсталляцию, в которой под электронную музыку виды городов, смешиваясь друг с другом, то превращаются в телеграфную бегущую строку, то в затейливый, собранный из осколков коллаж, то в некое подобие полуабстрактной скорописи. Это о том, что современный человек, динамично перемещающийся, отравленный обилием визуальной информации, лишь скользит взглядом ("Urban Surfing" можно перевести как "скольжение взглядом по городу") по окружающим ландшафтам, выхватывая лишь самое главное и потом смакуя взболтанный в голове коктейль. Сначала инсталляция Черниковой кажется шокирующе непонятной, хоть эффектной и красивой, но постепенно начинаешь понимать, что она - про тебя, про твое внутреннее зрение, про невоплощенное желание сохранить "сейчас", уже оказавшись в "завтра". И только новейшие технологии могут передать ощущение оптической пресыщенности.

"Это искусство плохо пахнет", - пробубнил некий бородатый персонаж, явно художник-мосховец, оказавшийся вместе со мной в черной комнате инсталляции. "Акрил тоже воняет", - ответил я ему. Нет разницы. Message, а не medium.



Источник: "Культура" №03 (7564), 25.01.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.11.2019
Арт

Пришел на выставку — и вспотел

Участвовать предлагается в следующем: лепка пельменей; исполнение песен Аллы Пугачёвой акапелла; мытьё окон; стояние на горохе; разучивание асан и кадрилей; рисование на стенах и закрашивание рисунков на стенах; отправка писем в будущее; биробиджанская рулетка; прогулка в научный институт; нанесение татуировок по случайно созданным эскизам; прочее.

Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.