Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.10.2011 | Арт

Изображая жертву

Ретроспектива Марины Абрамович в Центре современной культуры «Гараж»

Ретроспектива Марины Абрамович «В присутствии художника», последняя масштабная выставка Центра современной культуры «Гараж» перед переездом из легендарного мельниковского автобусного парка в реформируемый парк Горького, — оригинальная версия проекта The Artist is Present, показанного весной прошлого года в нью-йоркском Музее современного искусства MoMA.

Куратор выставки прежний — знаменитый Клаус Бизенбах, один из главных знатоков перфоманса и медиаарта, «неизобразительной» сферы визуального искусства, организатор выставки-фестиваля «100 лет перфоманса» в том же «Гараже» в 2010-м году. Структура и концепция экспозиции та же: раннее творчество Абрамович, шокировавшей в первой половине 1970-х родной Белград своими радикальными выходками, далее работы, сделанные в соавторстве с бывшим спутником жизни Улаем (голландцем Уве Лейсипеном) после бегства с социалистической родины, из семьи коммуниста, героя второй мировой, наконец, сольные акции и инсталляции. В последнем зале — «библиотека художника», подобие прижизненного музея с семейным архивом, рабочими фотографиями, личными вещами и многочисленными каталогами персональных выставок. Но самое главное — не созданная специально для Москвы квазинаучная лаборатория по «измерению магии взгляда», а придуманная еще для MoMA серия «реперфомансов», повторение самых знаменитых действий бабушки мирового акционизма силами специально обученных волонтеров.

Теперь российская молодежь пытается повторить отчаянный путь в искусстве самой героической художницы XX века, принося себя в жертву истории. Точнее, эти жертвы нелепо изображая.

Состоятельный «Гараж» не смог раскошелиться на издание русской версии книги, сопровождавшей эту выставку в Нью-Йорке: видимо, покровителю нашего Центра современной культуры Роману Абрамовичу вовремя объяснили, что он даже не однофамилец с сербской художницей, в чьей фамилии ударение ставится на втором слоге. Но американский роскошный альбом многое объясняет — не только оттого, что он сопровождается диском с записью авторской экскурсии по выставке. Чтобы осветить для себя потемки души классика искусства перфоманса, его матери-основателя, достаточно посмотреть на первый разворот фолианта, где воспроизведена фотография детского карнавала в Белграде 1950 года. Тогда еще дошкольницу Марину родители одели в костюм дьяволенка. Вот с этого все и началось.

Абрамович действительно можно обличать в демонизме до бесконечности. Избрав материалом для творчества не холст и краски, дерево, бронзу, даже не фото- или видеокамеру (они являются необходимой частью итогового произведения, но исполняют сугубо сервильную функцию архиваторов, за исключением постановочных снимков-автопортретов в духе Синди Шерман), а собственные плоть и эмоции, она не только истязает свое тело, испытывая на прочность человеческую выносливость, но мучает прежде всего зрителя, искушая его соматическими соблазнами (обнаженная Абрамович — гарна сербска дивчина) и шокируя лицезрением чужой боли, рисковых, опасных для жизни ситуаций, предельной открытости к дуновениям из полуоткрытых дверей ада. Уже в ранних перфомансах Абрамович провоцировала зрителя на неконтролируемые подсознательные поступки, предоставляя саму себя на его фатальный произвол, и

тут каждый поступал по-своему: кто-то чуть не застрелил художницу из радушно предоставленного пистолета, а кто-то бросился спасать ее, задыхающуюся от угарного газа в центре костра в форме пятиконечной звезды.

Одним из последних перфомансов, «В присутствии художника», стало 600-часовое сидение во время выставки в MoMA за столом, подсесть за который мог любой желающий с тем, чтобы просто посмотреть автору в глаза. Итог был неожиданным для самого автора: большинство визави начинали рыдать, вставали с места и убегали из музея. Они словно бы заглянули в глаза смерти. Но, может быть, нечеловеческой гармонии? «Нейронаучный эксперимент», затеянный в Москве (незнакомые люди смотрят друг на друга, а датчики фиксируют синхронизацию работы их мозга), должен, по идее, дать ответ на вопрос «Другой — это ад или благо?». Но, кажется, последний проект Абрамович лишь умножит число вопросительных знаков.

Как и эксперимент с волонтерами, повторяющими ее жесткие перфомансы, в том числе и те, где исполнитель должен быть обнаженным. Студенты приносят себя в жертву радикальному искусству, чувствуя приобщенность к чему-то странному и загадочному. Но может ли актер, играющий Гамлета, заменить собой Шекспира с его замыслом и пафосом? Судя по игриво-ироничным выражениям лиц молодых перфомансистов в «Гараже», им не дано воплотиться в саму Абрамович, ангела или демона, кому как угодно, но уж точно давно вырвавшейся из скорлупы человеческого существования.



Источник: "Московские новости", 13 октября 2011 года,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.11.2019
Арт

Пришел на выставку — и вспотел

Участвовать предлагается в следующем: лепка пельменей; исполнение песен Аллы Пугачёвой акапелла; мытьё окон; стояние на горохе; разучивание асан и кадрилей; рисование на стенах и закрашивание рисунков на стенах; отправка писем в будущее; биробиджанская рулетка; прогулка в научный институт; нанесение татуировок по случайно созданным эскизам; прочее.

Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.