Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.01.2007 | Арт

Смертельно опасная утопия

Филонов сумел доказать своими картинами, что смерть существует

Говорят, Павел Филонов, один из столпов русского авангарда, — любимый художник нынешнего президента России. Но даже если это только слухи, выставку Филонова в петербуржском Русском музее можно считать делом государственной важности — она открылась этим летом и была приурочена к G8. В Москву, в Пушкинский, экспозицию перевезла группа компаний «Метрополь», и теперь выставка может считаться просто культурным мероприятием высочайшего полета, как и организованный этим же спонсором мировой рекорд по достижению дирижаблем уникальной высоты.

Не скажу про дирижабль, но Павел Филонов действительно уникален — еще и тем, что его наследие до сих пор не экспонировалось в достойном объеме. Впрочем, в ГМИИ непризнанного гения покажут без излишних свидетельств его исключительности, отягчивших выставку в Петербурге, как то: точечной подсветки картин и мистически затемненных залов. Но и внятная, легкая система экспозиции, придуманная классиком сценографии Борисом Мессерером, пусть не затрудняет восприятия, но и не слишком его облегчает: впечатление Филонов производит мрачное и депрессивное.

Путь его интересен как документ переломной эпохи, тупиковый путь искусства и общества, не больше — но и не меньше. Филонов сумел доказать своими картинами, что смерть существует. Того, что впечатлило Достоевского в «Мертвом Христе» Гольбейна — невозможность воскресения и вечности, — в работах Филонова сверх меры. Он называл это «аналитическим искусством», при этом говоря, что «интуирует».

Мириады цветных точек на холсте. Но это — не пуантилизм, пытавшийся фиксировать все оттенки света на форме. Также это не имеет отношения к мозаике или вышивке, где каждый стежок или камешек ложился на объем изображаемого предмета. Для Филонова точка равна атому. В дереве, например, он предлагал видеть его реакцию на свет и тепло, а не ветви и листья. Задачу художника — правдиво изобразить невидимую истину — Филонов решал извращенным способом, смотрел не вперед или вверх, на сопредельные задачи богословия или политики, но посягал на задачи научные, с предельным буквализмом разлагая высшее на мельчайшее и затем пытаясь зафиксировать атомы, полагая, что химические реакции соответствуют психологическим. И правда, его работы можно уподобить адреналину, который производится равно от испуга, радости или усиленной мышечной работы. Все эти нагрузки на организм одновременно мог испытать современник Октябрьской революции, а Филонов, будучи таковым, все их изобразил, не делая разницы между ними. Что расчлененные жертвы воздушного «Налета», что входящие в «Мировой расцвет» человеки одержимы эмоциями, взрывающими их на частицы хаоса.

Помимо отдельных атомов Филонов фиксирует еще и стадии движения — как и футуристы, идеи которых он, вообще-то, отрицал. В его картине «Перерождение интеллигента» сам интеллигент — многорук и многоног, но изображает это не всемогущество, свойственное древним богам, а знак сомнения.

В этом смысле Филонов действительно антагонист футуристов, потому что траектории героев их картин свидетельствуют об уверенном поступательном движении, а интеллигент Филонова не знает, куда направить стопы и к чему приложить бесчисленные руки.

Эта неуверенность Филонова в собственных замыслах зафиксирована в выставленной у входа в музей кинетической скульптуре «Монумент утопии» художника-концептуалиста Вадима Захарова. Синий лев, собранный из двигающихся частей, рассказывает человеческим голосом биографию неудачника — чуждого миру живых, премного и незаслуженно обиженного властью. Но поверить этому коту-баюну сложно: и раньше проект искусства будущего, который предлагал Филонов, казался утопией небезопасной. А постсоветским людям, пережившим последствия попытки разобрать на атомы общество и собрать его более совершенным образом, проект Филонова кажется утопией смертельно опасной.



Источник: "Афиша", 11.01.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.

Стенгазета
05.11.2019
Арт

Семь способов не потеряться во Владивостоке

Во Владивосток на несколько недель приезжали художники со всех стран мира, которые исследовали город со всех доступных им ракурсов — одни работали на сопках, другие забирались в бомбоубежища или отправлялись к морю, попутно расплетая собственные личные истории.