Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.11.2006 | Арт

Был квадрат, а стал кружок

Пародия на самого себя

До сих пор попадаются люди, не занимающиеся искусством, которых конструктивизм, тем не менее, волнует необычайно. Они с жаром вступают в спор, доказывая, что «Черный квадрат» Малевича – ничтожен. Авангард народу ближе, чем классическое искусство, считает Ролан Барт, ведь классика обладает иллюзией неповторимости, а  авангард создает впечатление, что так сделать может каждый. Это иллюзия – точно так уже не сделаешь, потому что конструктивисты совершили то, на что до них никто не отваживался – отказались от сюжетности, образности и сделали предметом искусства простые композиционные соотношения. То, что служит неоспоримым аргументом в бытовом споре о величии конструктивистов  - право первооткрывателей, не помешало неоконструктивистам продолжать пытаться войти в ту же воду.

Выставка «Европейский неоконструктивизм» состоит из трех разделов: классики мирового конструктивизма, коллекции современных западных авторов, собранной художником и куратором Джетулио Альвиани для музея в Хорватии и работ 11 “неоконструктивистов” из Центральной Европы. Не прочитав этикеток, не угадаешь с первого взгляда ни  времени создания работы, ни территориальной принадлежности автора.

Конструктивизм  осуществил коммунистические идеалы в искусстве, победил время и пространство. А вот равенства в искусстве не достичь.

Недаром существует анекдот о том, что Малевич написал шесть квадратов, но два из них не получились.Представленные художники – величины разного масштаба, что может быть расценено как достоинство выставки, можно увидеть, что ценного родилось из конструктивизма  и как он может выродиться в пародию на себя самого. Квадратики и кружочки, нарисованные с разными целями, вызывают различные чувства, у одних, и правда, «получается», у других нет. В области геометрической абстракции могут практиковаться и серьезные исследователи восприятия, и банальные фокусники. Есть на выставке работы Йозефа Альберса, преподававшего в Баухаузе, ученика Ласло Мохой-Надя, учителя Де Кунинга и Раушенберга.Основным принципом его учебной работы была "визуальная формулировка наших реакций на жизнь". Он работал в придуманном им «стиле термометра», осуществляя цветовое варьирование неизменяемой формы. В серии картин «Поклонение квадрату», состоящей из более тысячи вариаций на одну тему, Альберс показал зависимость цветового воздействия от таких факторов, как положение геометрической фигуры, окружение, количество и интенсивность освещения. Он заявлял, что в его палитре одного только желтого цвета восемьдесят оттенков. Рассматривать мерцающий цветовой туман из помещенных друг в друга квадратов – мучительное наслаждение.

Рядом с профессором Альберсом – Виктор Вазарели, классик оп-арта , стиля с сомнительной репутацией. Оп-артисты и кинеты писали в 1961 году в своем манифесте «Довольно мистификаций» :

“Больше не должно быть произведений исключительно для: культурного глаза, чувствительного глаза, интеллектуального глаза, эстетского глаза, любительского глаза. Человеческий глаз является нашей исходной точкой”.

Они хотели сделать искусство общедоступным, заявляя, что все зрители равны в силу сходства физиологии. Визуальные иллюзии действительно имеют всеобщий характер и не зависят от индивидуального сознания, культуры, убеждений и вкусов личности. И, кстати, легко размножаются полиграфическим методом – еще один аргумент, подтверждающий демократичность оп-арта.

И у Альберса, и у Вазарели – упражнения для глаза, но в первом случае – это предельная честность, обнажение механизмов визуального воздействия, второй вариант – красивый обман зрения, развлечение, место которому на последней странице газеты рядом с кроссвордом.

Вообще, конструктивизм – стиль утилитарный, предполагающий практическое применение. Из него вырос современный дизайн и архитектура. У живописи и скульптуры никакого бытового смысла нет, и у того, что неоконструктивисты продолжают работать с этими формами, есть две причины. Часть авторов занимается осмысленной работой, например, словацкий скульптор Милан Добеш. Его симметричный крестообразный объект сделан из зеркального металла.Однако материал кажется стеклом, потому что отражение одной половинки объекта в другой полностью соответствует реальной части скульптуры, скрытой за зеркальной поверхностью. Есть в этой идентичности отражения и невидимой части объекта какая-то философская глубина.

А у некоторых конструктивистов нет ничего, кроме бессмысленной компоновки цветных плоскостей. Это не осмысленный отказ от фигуративной образности, а «болтовня немого», творческая беспомощность.

Назвался художником - надо что-то делать, проще всего работать с абстракцией, ведь критерии для оценки качества абстрактного искусства неконкретны и размыты. Аналогию можно найти и в неоконструктивизме  современной московской архитектуры – стиль, созданный как красота функциональности, гармония обоснованных необходимостью элементов, превратился в декорирование фасада деталями в стиле конструктивизм.  Хорошо, что не все, кто не может придумать ничего нового, кроме лжеконструктивизма, строят дома, от бессмысленных картин вреда почти никакого.

Был “Kвадрат”, а стал кружок. Кружок умелых, но не находчивых, которые берут  аккуратностью, трудолюбием и упорством, а на открытия и анализ неспособны.



Источник: "Афиша", 16 ноября,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.

Стенгазета
05.11.2019
Арт

Семь способов не потеряться во Владивостоке

Во Владивосток на несколько недель приезжали художники со всех стран мира, которые исследовали город со всех доступных им ракурсов — одни работали на сопках, другие забирались в бомбоубежища или отправлялись к морю, попутно расплетая собственные личные истории.