Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.11.2006 | Арт

Эпоха коротка. Эстетика вечна

Продолжатели Родченко в Музее современного искусства

Советская эпоха закончилась? Спорно. Но не в этом дело.

На одном из вернисажей на меня "наехал" (не подберу другого слова) один из классиков неофициального искусства за выражение "советский художник", использованное в статье о нем в нашей газете. И проблема не в том, что это выражение не к нему было адресовано - речь шла о среднестатистическом художнике времен СССР. На всякий случай приношу извинения.

Но "советскость" растворена в крови не только у каждого родившегося на шестой части суши до 1985 года (ваш покорный слуга тоже считает себя советским человеком, несмотря на убеждения), но и в интернациональной эстетике искусства XX века.

Свидетельством чему - пресловутый вернисаж. То было открытие выставки "Европейский неоконструктивизм. 1930 - 2000" в Московском музее современного искусства на Петровке. Братья-славяне из Словакии и Хорватии привезли в столицу собранные по всему свету (эпитет "европейский" географически неточен) работы последователей Родченко, а также Наума Габо, Эль Лисицкого, братьев Весниных etc. Ведь Александр Родченко был не только великим фотографом (о чем уже написала коллега Руденко), но и великим художником-беспредметником, одним из столпов эстетики конструктивизма. А оный в приложении к пластическим искусствам является математически выверенной абстракцией, заменой традиционного фигуративизма логически выстроенными композициями из геометрических фигур, скупой рациональностью, в которой душа художника заменена умом и глазом. И родилась эта эстетическая революция как прямое следствие революции социальной. А конкретнее - Великой Октябрьской.

Кажется, неслучайно вернисаж в ММСИ пришелся на 7 ноября. Не только потому, что выставка приурочена к официальному визиту в Россию президента Словацкой Республики г-на Ивана Гашпаровича и за несколько часов до ее открытия экспозицию посмотрели супруга президента Словакии и супруга Президента России, которые смогли выкроить время именно в бывший красный день календаря.

История не знает не только сослагательного наклонения, но и случайностей. А что до сослагательного наклонения - не было бы политического катаклизма (скажем так!) в России 1917 года, то не было бы и Родченко, конструктивизма и, следовательно, неоконструктивизма, который, как пытается доказать выставка, стал стержнем современного искусства аж на семьдесят лет.

И доказывает вполне себе конструктивно, в соответствии с заданной эстетикой. Будто всякая геометризованная работа художника - участника проекта, экспозиция строго поделена на несколько частей. Собственно, в Москву привезли не одну, а три выставки, каждую со своим названием.

"8 выставок 2001 - 2004 в Музее Милана Добеша в Братиславе" - это выжимка из временных выставок исторического свойства, сделанных художником, коллекционером и куратором Джетулио Альвиани в частном музее другого художника, создателя кинетических объектов, автора теории "динамического конструктивизма", ветерана словацкого искусства Милана Добеша. Альвиани показывал в Братиславе таких "монстров", как парижанку Соню Делоне (тоже, кстати, родившуюся в России) с ее "симультанными", построенными на цветовых ритмах композициями 1920 - 30-х годов, итальянца из Аргентины Лючио Фонтана с прорезанными и продырявленными монохромными холстами, создателя "опт-арта" (искусства, построенного на оптических эффектах) венгра, переехавшего во Францию, Виктора Вазарели и многих других классиков абстракции. Теперь все они (впрочем, двумя-тремя работами) представлены в двух залах Музея современного искусства, в самом деле на время выставки оправдывающем свое звучное название.

Далее. Следующая часть экспозиции, "22 из Будущего", - это коллекция работ, собранных все тем же неуемным Джетулио Альвиани для музея в хорватском Вуковаре. Собрание основано на произведениях участников символического движения "Новые тенденции", возникшего в начале 1960-х в Загребе, но включавшего в себя авторов из 11 (!) стран, многие из которых и в глаза друг друга сначала не видели, но все синхронно занимались именно проблемами обновленной визуальности, зрительного восприятия, света и пространства. Здесь и эксперименты с алюминием самого Альвиани (напоминаю, он - прежде всего художник, потому столь энтузиастически и предан делу нео-абстракции), и объект из металла и стекла того самого Милана Добеша, и превосходный по лаконизму и точности материализовавшийся в пространстве угол-треугольник из полихлорвиниловых (sic!) трубок итальянца Бруно Мунари, и замысловатая компьютерная графика Кеннета Снельсона из США. И много чего еще, вроде бы схожего между собой, как всякая математическая схема, но между тем имеющего, коли приглядеться, абсолютный авторский привкус.

Ну и, наконец, финал экспозиции - выставка "11 из Центральной Европы", подготовленная братиславской галереей "Комарт". Эта подглавка имеет ценность прежде всего политическую (эстетика та же - квадраты, ромбы, эффект зрительского раздвоения зрения, а затем сознания, только вот у Штепана Палы появляется высокотехнологичный объект, сделанный при помощи лазера на оптическом стекле).

Именно для художников Центральной Европы (читай - стран бывшего социалистического лагеря) Москва была тем чудовищем, что мешала их свободным экспериментам в куда более либеральной атмосфере, нежели царила в СССР.

Но былые грехи прощены - и вот их работы приехали в Россию. Вместе с работами художников из более благополучных стран.

Приехали не в столицу СССР, а на родину конструктивизма. Но вот только одна беда: повторяю, не было бы СССР, не было бы никакого конструктивизма. И что с этим делать? Отличная выставка в Музее современного искусства не дает ответа.



Источник: "Культура", №44-45 (7555) 16 - 22 ноября 2006г.,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
07.05.2020
Арт

Детский лепет

В пространстве тесного подвального помещения поместились несколько работ без названий и этикетажа, будто бы все экспонаты на выставке стали единой инсталляцией под названием «Аудиовизуальные извращения».

Стенгазета
04.03.2020
Арт

Когда ты становишься меньше, чем кролик

За счет того, что Пестовы гиперболизируют предметы и увеличивают их размеры в несколько раз, зритель при просмотре превращается в Гулливера в стране великанов. Искаженное понимание действительности дает зрителю возможность посмотреть на реальность совершенно под другим углом.