Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.10.2006 | Арт

Лжепорнография

Участники выставки решили взяться за порнографию, пока она не взялась за них

Художник Кирилл Челушкин возмущался, вернувшись недавно из Парижа: реклама и здесь настырна, а во Франции она еще бесстыдна и однообразна — все, от машин до еды, рекламируют голые бабы. Красотка, к примеру, предлагает пылесос, зажатый между ног, и мужчина готов купить его, проклятый, чтобы занять скорее его место. Желание обладать вещью слилось с основным инстинктом. Научно говоря, мир капитала сделал необходимым элементом изобразительной продукции «нонспектакулярную генитализацию».

«Место современного художника в этой ситуации, — замечает искусствовед и художник Константин Бохоров в каталоге к выставке «Порно/грани», — находится глубоко в борделе». Об этой выставке и речь.

Участники ее решили взяться за порнографию, пока она не взялась за них. И что тут скажешь: многие, следуя требованиям рынка, послушно рисуют порно. Некоторые, рисуя порно, подразумевают нечто иное. В рисунках вышеупомянутого Челушкина неистово совокупляющиеся пары при ближайшем рассмотрении занимаются полезным делом. Огромный рисунок изображает десятки сплетенных тел, при виде их вспоминается римская оргия времен Нерона — и не зря: из татуировок на их коже складывается архитектурный план Древнего Рима. Фотографии Григория Майофиса, где фигурируют и художник, и модель, объясняют, откуда берется вдохновение — оттуда же, откуда и дети.

«Грезы художника питает то же, что увлажняет сны простого смертного, — признается Майофис, — вся разница в направлении мысли». Дураки смеются над сосиской, оттого что она напоминает им член. У Майофиса художник смотрит на гениталии натурщицы, но рисует электрическую розетку.

Сходство видимого и изображенного не в одинаковом количестве отверстий: секс — источник творческой энергии, но и иронии тоже. Одним словом, для Челушкина с Майофисом, как и для Дюкова с Рогинским, первичные половые признаки вторичны, порнография — одна из форм для заключения мыслей более высокого порядка, а «искусство, — это опять по Бохорову, — оказывается парадоксальнее даже самой дерзкой выходки разыгравшихся пиписек».



Источник: "Афиша", 20.10.2006,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».