Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.10.2006 | Диски

Волков — бояться!…

...В лес не ходить! Вышел новый альбом словенской группы Laibach

   

Прямоугольный интерьер в сером мраморе, бархатные портьеры, приглушённый свет. В правом углу изображения две девушки, устремлённые, как рабочий и колхозница, в сторону четырёх суровых мужчин в чёрном. В руках у девушек – флаг с неразборчивыми символами.  На этой фотографии словенской группы Laibach видно случайное, но разительное сходство с работами соцартистов Виталия Комара и Александра Меламида из цикла «Ностальгия по социалистическому реализму». Те также помещали в полутёмные имперские интерьеры нимф, льнущих к Сталину, прорисовывая эти сюжеты в традициях соцреализма. Не только из-за этого совпадения можно утверждать, что

Laibach имеют куда большее отношение к современному (актуальному) изобразительному искусству, чем непосредственно к музыке.

Они говорят, что политика – это массовая культура на более высоком уровне, ставят рядом, грубо говоря, рекламу чипсов и предвыборную речь. Laibach работают со смысловым пространством, где нет зазоров между двумя боингами, таранящими башни Всемирного Торгового Центра, и летающими тарелками в фильме «Марс атакует», испепеляющими пол-Вашингтона. Точно с этим же мифологичеким пространством работает актуальное искусство.

Laibach падки до всего, так или иначе связанного с тоталитарной и/или помпезной эстетикой, воспроизводят её как по писаному – в обложках альбомов, в текстах, в заявлениях. Даже в музыке они чаще всего выбирали индастриэл, стиль, который изначально был создан для подавления человека, демонстрации бессилия органики перед машиной.

Афишу тура «Оккупированная Европа» они напечатали, используя фоном фотографию лондонского Собора св. Павла во время бомбёжки 29 декабря 1944-го года. На обложке альбома «Nato» легко распознать Европу с картины Дахауэра «Возникновение новой Европы из жертв войны». Образы с агитплакатов, знаковых фотографий, нагрудных значков – всё пригождалось. В 1984-м году против них начался судебный процесс по обвинению в пропаганде фашизма, на что группа ответила созданием художественной группировки NSK (Новое Словенское Искусство). Позже она переросла в виртуальное (не имеющее территории, а значит и безграничное) одномерное (существующее только во времени) государство. Паспорт NSK можно купить за 28 евро, заявки на участие в художественной акции принимаются от всех желающих. Обвинения Laibach в фашизме вскоре прекратились, они взялись и за другие идеологии. Получился такой журнал постеров «Все звёзды»: звезда Давида, красная звезда, звёзды с флага Евросоюза и звёзды телеэкранов. Тексты песен – прокламации; выступления – парады; обложки альбомов – геральдика. В общем, инсталляция длиной в четверть века по мотивам вечернего шоу «Тоталитаризм в прямом эфире». Laibach с легкостью вляпывались в скандалы, как Тер-Оганян, и с завидным упорством лепили миф о самих себе, как Кулик.

На новом альбоме «Volk» они исполняют четырнадцать гимнов четырнадцати стран, последним – гимн NSK. Музыка, да, она там есть, назовём для удобства её индастриэлом. Она может нравиться и не нравиться. Право слово, это не принципиально. Вы же не думаете первым делом «о, классная мелодия», когда слышите строки «Славься, отечество наше свободное».

Laibach играют не в каком-то определённом стиле, а в модусе величия.

В разговоре о «Volk» важнее следить за кропотливым выписыванием мифа: например, для вольных кавер-версий выбраны гимны тех стран, на языке которых в финале лайбаховского же видео «Final countdown» светились призывы «Стань также и ты гражданином первой всемирной страны космоса. Страны НСК». Важнее поспорить: на каком языке дано имя новому альбому. По-словенски «Volk» - это «волк». По-немецки – «народ», а, кроме того, - «стадо». Возможно, часть этого стада нарисована акварелью на обложке. Посмотрите, там три овцы. У вас нет ощущения, что вас водят за нос?



Источник: RIP, № 9,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.11.2019
Диски

Ранимое чудовище Игоря

Тайлер Оконма получил известность как задиристый ёрник с басовитым плотным флоу. На “IGOR” мы почти не слышим его в этой форме. Привычный тон появляется только в середине, однако, даже обнаружив себя, Тайлер звучит не агрессивным, как в юности, а усталым, как будто ему скоро стукнет тридцать (артисту уже 28). Вместо кровожадных рэперских панчей чаще звучат робкие, распевные признания: “I'm your puppet, you control me.”

Стенгазета
25.10.2019
Диски

Высококалорийное слово

«Моё слово жирно / Со мною в лифте любой другой — лишний» — здесь артистка, конечно, иронизирует над своей внешностью, лишая пищи троллей из сети. Вместе с тем, это еще и непреднамеренный метакомментарий. Голоса Алёны так много, что он почти вытесняет аккомпанемент, будто мы слушаем речитатив акапелла.