Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.09.2006 | Концерт

Длинные руки

Фестиваль памяти Николая Дмитриева

Шифтнер, Клиппл, Шафл-Мафл — непосвященному список участников фестиваля кажется каким-то сектантским заклинанием. Впрочем, тут так всегда, не за имена стоит идти — за идею. «Длинные руки», авангардный форум, устроенный в память основателя «Дома» Николая Дмитриева, к нынешнему моменту перерос в полноценную традицию, способную перебить СКИФ и своей радикальной упертостью вызывающую опасливую симпатию; симптоматично, что оба мероприятия изначально носят поминальный характер.

В прошлом году «Длинные руки» козыряли именами Терри Райли и Полин Оливерос, в нынешнем перечне имен неизбежно натыкаешься на знаковую фамилию Штокхаузен — но это, разумеется, не великий немецкий композитор, утопический сериалист, а его сын, Маркус. Что отчасти и к лучшему: Штокхаузен-младший начисто лишен мегаломанских амбиций сумасбродного папаши, чьи ключевые сочинения он деликатно и без фанатизма переигрывает на трубе вместе с женой-кларнетисткой. Вообще, если всмотреться, здесь есть свои авторитеты. К примеру, за названием Manorexia скрывается старый знакомый Джим Тируэлл, создатель крайне влиятельной шумовой группы Foetus; нынешний его проект — густой электроакустический эмбиент, сыгранный на лэптопе с камерным оркестром и убедительно выстраивающий атмосферу праздника общей беды. Или вот частый, но оттого не менее ценный «домовский» гость саксофонист Петер Брецман со своим трио — старый пионер изуверского фри-джаза, трактующий его почти по группе «Химера»: «Командир дал приказ вести огонь восемьсот аккордов в час, играть тотальный джаз».

Новая академическая музыка, жесткий нойз, эксперименты с продвинутыми технологиями — на «Длинных руках» играют все скопом, в одной резервации. Общительная негритянка Памела Зи, похожая на звезду R’n’B, именует себя «лингвоартист» и упражняется в вокальной эквилибристике — вполне профессиональное оперное пение наслаивается на монотонные наговоры, отрывистые выкрики, разрешается потусторонним клекотом. Пианист Масаки Сато практикует джон-кейджевский подход — напряженные паузы между аккордами не менее значимы, чем сами деструктурированные гаммы. Плюс все важнейшие здешние люди, работающие на стыке минимализма, авангарда и черт знает какой несусветицы, плюс лекция по истории японского фри-джаза, ну и плюс китайский диджей Шафл-Мафл, конечно. И только мифотворец и провокатор Билл Драммонд смотрится ренегатом на этом празднике мятежного духа. Ведь, если вдуматься, суть его спонтанного хора с последующим разоблачением сводится к неблаговидному выводу: узок их круг, и не очень понятно, заключается ли в этих шумах и показных странностях какой-нибудь существенный смысл, да и нужно ли его искать.



Источник: "Афиша", 21 сентября 2006 года,








Рекомендованные материалы



«Фак. Ужас»

Майкл Джира: "Я не буду строить из себя простого паренька, но в конце концов: я пишу музыку, играю ее, чтобы люди собирались вместе, получали какой-то экзистенциальный опыт, но — от музыки. На сцене есть музыка. Меня — нет".

07.11.2011
Концерт

Вместе с прогрессом

Такой плотности новоджазовых событий столица за всю свою историю уж точно еще не знала! Не говоря уже о том, что новый джаз успел засветиться за пределами своего, чего уж там скрывать, весьма узкого круга ценителей.