Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.09.2006 | Арт

Семейное счастье

Эти сцены внушают мысль, что в институте семьи есть что-то изначально нездоровое

Каждый видел произведения петербургского художника Филлипа Донцова, просто не подозревал об этом. Его лайтбоксы, в которых просматривались тени людей, припадающих изнутри к молочному стеклу, были использованы для уличной рекламы «Дневного дозора».

Новые работы Донцова – три сцены из семейной жизни. Все персонажи созданы при помощи трехмерного моделирования, с гиперреалистичной передачей деталей, напоминающей живопись эпохи Возрождения.

Все было бы вполне идиллично - почти мадонна с младенцем, если бы картинка не двигалась, и у зрителя не появлялась возможность рассмотреть поближе семейное счастье.

А ведь игра с крупными планами, как нам известно из фильма «Blow up» Антониони, до добра не доводит. Несмотря на то, что в качестве исходного материала не брал фотографии, Донцов намеренно воспроизводит эффект фотографической оптики, увеличивающий часть тела, приближенную к объективу. Этот гипертрофированный ракурс он использует, чтобы показать перверсивную сторону семейных отношений.

Мать держит на руках младенца, лаская губами его пенис, по мере приближения камеры тело ребенка увеличивается в масштабе и начинает казаться телом взрослого мужчины. Отец протягивает к зрителю дочь, тело девочки, перемещаясь в пространстве, ускоренно преодолевает время взросления и превращается в тело зрелой женщины. Младенец разрывает жемчужное ожерелье матери, жестоко предпочитая собрать другие драгоценности – сверкающие слезы, которые катятся из материнских глаз.

Любование картиной нежных отношений детей и родителей, заключенное в необычную для видео круглую форму ренессансного тондо, превращается в непристойное подглядывание в глазок. Однако оторваться невозможно. Наполненные жутковатым светом, эти сцены внушают мысль, что в институте семьи есть что-то изначально нездоровое.

В выставке есть и интерактивный элемент – ожерелье как бы «просыпалось» на пол выставочного зала, он усеян пластиковыми шарами, и каждый может доставить себе немного садистского удовольствия, топча их ногами.



Источник: "Афиша", 11.09.2006,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».