Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.07.2006 | Арт

Пролетая над Москвой

Общедоступная естественнонаучная выставка на бульваре

Официально открылась уже работающая на Чистопрудном бульваре в режиме “открытого доступа” фотовыставка “Мир с высоты” Яна Артюса-Бертрана. Французский фотограф снимал с вертолета экзотические виды почти в 100 странах мира. Он собирался полетать и над Москвой — но не получил разрешения. Тем не менее все равно приехал на задержавшийся по причине ожидания согласия на аэротур вернисаж, но без фотоаппарата.

Занявшую центральную аллею Чистопрудного бульвара выставку — эффектную, бесплатную, работающую круглосуточно под открытым небом, не боящуюся ни дождей, ни жары — открыл сам автор Ян Артюс-Бертран. Это один из самых известных в мире специалистов по аэрофотосъемке, основатель агентства “Альтитюд”, ученый, журналист, общественный деятель (при демонстрации его проекта “Мир с высоты” в сотне городов 40 стран и издании соответствующего альбома на 21 языке общим тиражом более 2 млн экземпляров это расхожее определение уместно).

Две недели мировая знаменитость, чье творчество 10 лет спонсирует ЮНЕСКО, ожидал разрешения наших столичных властей на съемку Москвы с высоты птичьего полета — фирменной дистанции фотографа. За это время выставку на Чистопрудном бульваре смонтировали, подсветили, показали прохожим, как бы открыли — но без автора.

В конце концов терпение у Артюса-Бертрана кончилось, он приехал просто так, без надежды пофотографировать Москву. И на пресс-конференции злобно бросил в телекамеру: “Господин Путин, если вы меня слышите! Позвольте мне полетать на вертолете над вашим городом. Получатся очень красивые работы”.

На самом деле это совершенно неправильное обоснование. Сам Ян Артюс-Бертран художником себя не считает, называясь журналистом. В сущности же он — просветитель. Каждую его фотографию — будь то “социально-критические” съемки скотобойни или кладбища танков или нейтральные географические красоты в жанре журнала “Вокруг света” — сопровождают подробный этнографический комментарий и бьющая по нервам статистика (сколько миллионов человек недоедают, сколько ежегодно умирают, сколько отходов выбрасывается и т. д.). Прямой связи между снимком Музея Гуггенхайма в Бильбао и описанием плачевного состояния басков (Бильбао — их столица) вроде бы нет, но Артюс-Бертран даже архитектурный шедевр Фрэнка Герри использует в качестве политинформации.

На пресс-конференции какой-то шутник спросил фотографа, знает ли он со своей “птичьей” высоты, когда закончится московский дождь (в среду действительно лило). “Радуйтесь, что у вас дождь. В Ниле сильно понизился уровень воды”, — парировал Артюс-Бертран. Причем на полном серьезе.

Он вообще очень серьезный человек. Занялся фотографированием мира с вертолета после того, как три года в Кении снимал львов с воздушного шара — так было безопаснее. Ян Артюс-Бертран привык соблюдать дистанцию и теперь только так и может смотреть на распростертые под ним пространства — с отчуждением и внутренним спокойствием. На пресс-конференции его спросили, является ли аэрофотосъемка рисковым занятием. “Нет, нет, нет”, — обеспокоенно ответил мэтр. И это звучало как “чур, чур, чур”.

В работах Артюса-Бертрана в самом деле нет лишних эмоций, дурной возвышенности, лиричности, поиска авторского взгляда. Если и получается эстетически совершенная картинка (необязательно красивая — что хорошего в затопленной деревне или гигантской помойке?), то лишь благодаря самой натуре, щедро поставляющей материал левитирующему холодному наблюдателю.

Лишь потом превращающемуся в публициста — да и то оперирующего строгими фактами, а не лихой риторикой.

Поэтому бог знает, что могло бы получиться у “вертолетного” фотографа в Москве и какими бы комментариями он сопроводил свои снимки. Тем более если бы они появились на Чистопрудном бульваре, в центре города. У нас вообще нет традиции общедоступных показов искусства и слово “паблик арт” вызывает страх и трепет. А тут тебе и артефакт (Артюс-Бертран снимает в самом деле профессионально и впечатляюще), и емкий социальный анализ. Бульвар не выдержит и то и другое.



Источник: "Ведомости", № 133, 21 июля 2006 года,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».