Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.04.2006 | Концерт

Строгий отбор

В московском центре "Дом" пройдет Фестиваль Сергея Курехина

«Курехин сумел запустить некий двигатель, и если, скажем, этот двигатель принадлежал кораблю, то он посадил на этот корабль максимальное количество людей. Мы как-то раз с ним спорили, я говорил про чистоту фри-джаза, что-то отстаивал. И когда я в очередной раз на него наступал, ответ был такой: «У меня есть несколько идей, и я хочу их реализовать». Вот фестиваль — он про эти идеи. А способ осуществления уже от конкретных людей зависит», — так контрабасист Владимир Волков описывает суть Курехинского фестиваля.

Большой брат московского ФСК, питерский SKIF — атональный марафон с многолетней историей, сборище разнопрофильных дикарей, умников и чудаков, где тянучие электронные витийства соседствуют с пируэтами европейских последователей Sonic Youth, — конечно, первичен: солидный бренд, культ, в конце концов. SKIF славен разноголосицей и убийственным ассортиментом, московская история — строгим отбором: только важнейшие, только свои.

Обязательная программа ФСК в этом году — это, конечно, Фред Фрит с Крисом Катлером. В любом уважающем себя магазине компакт-дисков каждый из этих людей занимает отдельную полку; полные их дискографии, объедини их в буклет, будут потолще, чем журнал "Афиша". Ничего не скажешь, великие люди: они вместе играли в группе Henry Cow, выворотившей арт-рок наизнанку, вместе стояли у истоков движения Rock in Opposition; они, в сущности, придумали авант-рок таким, каким мы его знаем. Музыка их всегда где-то на грани воли и разума, башковитого композиторства и отвязной свободы; здесь, как говорили на советской пластинке «Али-Баба и сорок разбойников», любопытство побеждает страх и заводит в дебри. Совместное их выступление — визг фритовской гитары и всхлипы катлеровской электроники, рыхлый скрежет, перекаты и перехлесты, храп и хрип, шелест, шум и сип — импровизация на двоих, без компромиссов, без жалости.

РАСПИСАНИЕ ФЕСТИВАЛЯ

20 апреля, Четверг
"Фестиваль Сергея Курехина": Фред Фрит (Великобритания) и Крис Катлер (США), "Фигс"

21 апреля, Пятница "Фестиваль Сергея Курехина": Vialka (Швейцария), Acoustic Ladyland (Великобритания)

22 апреля, Суббота "Фестиваль Сергея Курехина": Wiek Hijmans (Нидерланды), Дэвид Мюррей (США)

23 апреля, Воскресенье "Фестиваль Сергея Курехина": Анатолий Вапиров (саксофон, Болгария), Владимир Тарасов (ударные, Литва), Юрий Кузнецов (рояль, Украина), Pozwakowski (Венгрия), Владимир Волков (контрабас)

Таких гигантов сложно упустить, они главное достояние нынешнего ФСК, но и других стоящих вещей тут предостаточно. Вот из свежего: лондонские буяны Acoustic Ladyland, ударный напористый джаз-рок, чуть полегче, чем Ultralyd, чуть потише, чем Naked City, жгучая искра безумия — та же; это как если бы The Mars Volta взяли к себе духовиком Джона Зорна и подались в фанк; радостный хеппенинг на руинах, нестройные торопливые танцы. Вот анархисты-космополиты Vialka: кочевой дуэт с идеями, забористый деструктурированный хардкор, этакая результирующая между Slapp Happy и Lightning Bolt. Вот, собственно, контрабасист Волков играет дважды: с наследником фри-джаза Дэвидом Мюрреем («Я плохо себе представляю, что он делает сейчас, но думаю, найдем какое-то общее пространство») и в квартете, ведомом напарником Курехина Анатолием Вапировым. Тут у каждого своя история, своя постановка проблемы, свой вектор развития, свои, в конце концов, тараканы в голове.

Новая импровизационная музыка — необъятный массив: ступив одной ногой, увязнешь, на постижение критериев можно положить десятилетия. Мне кажется, что ФСК — это в конечном счете про постановку вопросов. Куда приписать эту музыку, как придумать ей жанр и надо ли это вообще делать?

Что это такое: эксплуатация придуманных десятилетия назад принципов или постоянное движение вперед? Замкнутое благородное сословие, вещь в себе или область эксперимента, поставляющая идеи для мейнстрима? Есть ли в ней эта самая свобода или и она уже превратилась в пустую декларацию, клише? Как это слушать: предварительно посидев в библиотеке или на свежую голову, постигая мозгами или выключив рассудок? Что важнее: сложность задумки или непосредственное впечатление? Что ценнее в концерте Фрита и Катлера: звуки, которые они издают, или сам факт явления титанов? Здесь ли проходит линия фронта или слово «авангард» давно потеряло свой смысл, превратилось в ту же самую рыночную нишу? Зачем вообще все это необходимо тебе лично? И так далее, и так далее.

Я пытаю Волкова по поводу авангарда, но отвечает он уклончиво: «Когда я учился в консерватории, темой одного моего реферата по эстетике был «Прогресс в искусстве». И вот я писал, что-то, кажется, доказывал, оперировал какими-то фактами, но ответа до сих пор не знаю. Вот Арво Пярт — это прогресс? Что в его музыке главное — Средневековье или современность?» Ответы, короче говоря, каждому приходится искать самостоятельно, эмпирически. Никто не обещал, что будет легко.



Источник: "Афиша", 05.04.2006,








Рекомендованные материалы



«Фак. Ужас»

Майкл Джира: "Я не буду строить из себя простого паренька, но в конце концов: я пишу музыку, играю ее, чтобы люди собирались вместе, получали какой-то экзистенциальный опыт, но — от музыки. На сцене есть музыка. Меня — нет".

07.11.2011
Концерт

Вместе с прогрессом

Такой плотности новоджазовых событий столица за всю свою историю уж точно еще не знала! Не говоря уже о том, что новый джаз успел засветиться за пределами своего, чего уж там скрывать, весьма узкого круга ценителей.