Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.11.2020 | Записки американского доктора

Первым делом, первым делом — самолеты

У меня вдруг возникла боязнь летать.

Мне всегда было интересно, вот как, в целом, у нормального человека возникают фобии. Ну ладно там, после перенесенных испытаний, ужасов или еще чего-то в этом роде, так ведь нет, у совершенно нормальных людей. Человеческий мозг с удовольствием дорисует как людоед отрывает ножку “мальчика с пальчик”, точно у индейки на день благодарения и аппетитно хрустит коленными хрящами. Может не надо читать детям сказки братьев Гримм на ночь?!
После окончания феллоушипа по неврологии у меня вдруг возникла боязнь летать. Вот я головой понимаю, что это безопасней чем на машине, что аэродинамика это наука, и все такое, но стоило мне сесть в кресло самолета, как знания улетучивались и внутри меня просыпался кот, которого в клетке везут на дачу. Усы и шерсть дыбом, орет, клетка обоссана, приезжает на дачу и еще целый день в растрепанных чувствах.

Наша жизнь, к сожалению, не поездка кота на дачу, и хочешь не хочешь надо летать. То на конференцию, то в отпуск. Я, будучи доктором, подошел к вопросу прагматично. Сделал "схему Мирера" для полета. За 30 минут до взлета 0,5 миллиграмм Xanax
(бензодиазепиновый транквилизатор) и 100 г по настроению - коньяк, виски или тeкилу. Правда первый раз я слегка переборщил приняв двойную дозу всего.

Мы летели с женой в Лас-Вегас на пару дней. Я начал заряжать “ракетное топливо” часа за два до самолета. При посадке, мне показалось, что конторка где проверяют посадочные талоны почему-то под углом в 30 градусов, но я не стал спрашивать.
Остальное мне потом рассказала жена. Усевшись в кресло, я был спокоен, как удав, и если бы было надо, то сам бы, не дрогнув, сел за штурвал.

Моя жена мне потом рассказала, что через 2 минуты в кресле я ушел в астрал. Три стюардессы пытались поднять сиденье вертикально для взлета. Моя нога торчала в проходе как отстегнутый протез, который стюардессы сначала деликатно перешагивали, а когда поняли, что владелец “ в не зоне доступа”, просто пинали в сторону, чтобы проехала тележка с напитками. Мои воспоминания от Лас-Вегаса начались на второй день, но как говорится, что было в Вегасе, остается в Вегасе. В результате доза была откорректирована и больше такого полета не было, хотя немного жаль, в таком виде можно было и на Марс слетать.
Интересно, что моя боязнь летать прошла так же внезапно, как и началась.

Когда я учился в институте, одна преподавательница спросила:
– Как распознать врача на улице?
И сама же ответила:
– Если толпа людей ринулась куда-то, а один взглянул, и быстро пошел прочь, хватайте его, это врач.
Разумеется это шутка, но это не лишено смысла, так как голыми руками не очень часто можно помочь. И все же 99% врачей, по крайней мере тех, кого я знаю, окажутся рядом с тем, кому плохо, не боясь испачкаться в крови или заразиться, это все потом…

Мы летели отдыхать на один из Карибских островов. Я не помню, то ли в Теркс и Кайкос, то ли в Доминикану. Настроение было отпускным, смеялись, веселились. Нас ехала целая компания. Лайнер быстро набрал высоту, я к тому моменту уже пережил полетную фобию и спокойно читал. Вдруг по радио пилот объявил:
– Внимание, есть ли доктор на борту!?
Я понял, что отпуск начался, как каникулы Бонифация.
– Я доктор.

Тощий дед был без сознания, серо-синего цвета, кожа холодная, липкий обильный пот. Я взялся за пульс - нитевидный.
Чем болел, что принимает, есть ли аллергия?
Почти автоматически выпалил я, прикидывая, где буду качать если надо?

Испуганная дочь сказала, что два месяца назад дед перенес коронарное шунтирование, что у него набор старого американца - гипертония, диабет и далее по списку.

Я сказал стюардессе: Пожалуйста быстро принесите кислород и стакан апельсинового сока.
В это время положил деда головой в низ, поднял ему ноги.
Через полминуты дед открыл глаза.
На меня смотрели растерянные глаза уже не очень понятного цвета со старческим “дымком”.
Я его посадил, он выпил сок. Через пять минут он просох, повеселел. Особенно повеселела до смерти перепуганная дочь.
Я спросил:
– Как себя чувствуете?
– Полегче, спасибо. Как вас зовут, доктор?
– Майк. А вы что подумали, увидев мою седоватую бороду, что я святой Петр?

Он улыбнулся, все вокруг засмеялись.
Я сел назад в свое кресло. Моя спина тоже подмокла от стресса. Ко мне бежали стюардессы и тащили ведро элитного алкоголя в маленьких самолетных бутылочках.
Я засмеялся, хоть я зарекся пить в самолете, но видимо от судьбы не уйдешь.
Потом мне дали ваучер на бесплатный полет, а уходя из самолета, капитан судна, здоровенная тетя, сжала мне руку  как тисками, сказав: спасибо док!

Через шесть дней мы летели назад. Тот же самолет и надо же, та же пилот!
Когда я услышал - есть ли доктор на борту, то даже не удивился.  Врачи знают, что такое закон парных случаев.
– Ну , что тут у вас опять.
Парень лет тридцати корчился от зубной боли.
Я успокоился: до Нью-Йорка не умрет.
У меня оказался Ибупрофен с Кодеином, я попросил принести виски для него.
Мой коктейль сработал на 100%. Мужик до Нью-Йорка был весел и не жаловался.
Второй ваучер мне уже не дали, а напоили снова.
Уже уходя пилот смеялась и сказала:
- Ты бы поменьше летал док.
- Да я и сам так думаю кэп.

Dr. Mirer









Рекомендованные материалы



Каникулы Бонифация

Еще одна проблема в отпуске - как выключить голову? Все время, как пчелы в улье жужжат мысли. Ну и какой это по-вашему отдых, если постоянно думаешь, вот надо было такой анализ сделать или вот так поступить. Так получилось, что 80% моих друзей врачи и, похоже,почти у всех такая же проблема. У меня еще не самый плохой вариант. Бизнесмен из меня никакой, и я всю жизнь проработал на зарплату, а у тех, у кого свой офис, как говорится, - “как потопаешь, так полопаешь”, так что порой годами не берут отпуск.


Куба далеко, Куба далеко…

Со мной работают много врачей кубинцев. Многие эмигрировали закончив медицинский институт на Кубе. Меня поразило на сколько их история похожа на мою , и сотни, а скорее всего тысячи, таких же как я врачей из бывшего СССР.