Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.11.2020 | Записки американского доктора

Первым делом, первым делом — самолеты

У меня вдруг возникла боязнь летать.

Мне всегда было интересно, вот как, в целом, у нормального человека возникают фобии. Ну ладно там, после перенесенных испытаний, ужасов или еще чего-то в этом роде, так ведь нет, у совершенно нормальных людей. Человеческий мозг с удовольствием дорисует как людоед отрывает ножку “мальчика с пальчик”, точно у индейки на день благодарения и аппетитно хрустит коленными хрящами. Может не надо читать детям сказки братьев Гримм на ночь?!
После окончания феллоушипа по неврологии у меня вдруг возникла боязнь летать. Вот я головой понимаю, что это безопасней чем на машине, что аэродинамика это наука, и все такое, но стоило мне сесть в кресло самолета, как знания улетучивались и внутри меня просыпался кот, которого в клетке везут на дачу. Усы и шерсть дыбом, орет, клетка обоссана, приезжает на дачу и еще целый день в растрепанных чувствах.

Наша жизнь, к сожалению, не поездка кота на дачу, и хочешь не хочешь надо летать. То на конференцию, то в отпуск. Я, будучи доктором, подошел к вопросу прагматично. Сделал "схему Мирера" для полета. За 30 минут до взлета 0,5 миллиграмм Xanax
(бензодиазепиновый транквилизатор) и 100 г по настроению - коньяк, виски или тeкилу. Правда первый раз я слегка переборщил приняв двойную дозу всего.

Мы летели с женой в Лас-Вегас на пару дней. Я начал заряжать “ракетное топливо” часа за два до самолета. При посадке, мне показалось, что конторка где проверяют посадочные талоны почему-то под углом в 30 градусов, но я не стал спрашивать.
Остальное мне потом рассказала жена. Усевшись в кресло, я был спокоен, как удав, и если бы было надо, то сам бы, не дрогнув, сел за штурвал.

Моя жена мне потом рассказала, что через 2 минуты в кресле я ушел в астрал. Три стюардессы пытались поднять сиденье вертикально для взлета. Моя нога торчала в проходе как отстегнутый протез, который стюардессы сначала деликатно перешагивали, а когда поняли, что владелец “ в не зоне доступа”, просто пинали в сторону, чтобы проехала тележка с напитками. Мои воспоминания от Лас-Вегаса начались на второй день, но как говорится, что было в Вегасе, остается в Вегасе. В результате доза была откорректирована и больше такого полета не было, хотя немного жаль, в таком виде можно было и на Марс слетать.
Интересно, что моя боязнь летать прошла так же внезапно, как и началась.

Когда я учился в институте, одна преподавательница спросила:
– Как распознать врача на улице?
И сама же ответила:
– Если толпа людей ринулась куда-то, а один взглянул, и быстро пошел прочь, хватайте его, это врач.
Разумеется это шутка, но это не лишено смысла, так как голыми руками не очень часто можно помочь. И все же 99% врачей, по крайней мере тех, кого я знаю, окажутся рядом с тем, кому плохо, не боясь испачкаться в крови или заразиться, это все потом…

Мы летели отдыхать на один из Карибских островов. Я не помню, то ли в Теркс и Кайкос, то ли в Доминикану. Настроение было отпускным, смеялись, веселились. Нас ехала целая компания. Лайнер быстро набрал высоту, я к тому моменту уже пережил полетную фобию и спокойно читал. Вдруг по радио пилот объявил:
– Внимание, есть ли доктор на борту!?
Я понял, что отпуск начался, как каникулы Бонифация.
– Я доктор.

Тощий дед был без сознания, серо-синего цвета, кожа холодная, липкий обильный пот. Я взялся за пульс - нитевидный.
Чем болел, что принимает, есть ли аллергия?
Почти автоматически выпалил я, прикидывая, где буду качать если надо?

Испуганная дочь сказала, что два месяца назад дед перенес коронарное шунтирование, что у него набор старого американца - гипертония, диабет и далее по списку.

Я сказал стюардессе: Пожалуйста быстро принесите кислород и стакан апельсинового сока.
В это время положил деда головой в низ, поднял ему ноги.
Через полминуты дед открыл глаза.
На меня смотрели растерянные глаза уже не очень понятного цвета со старческим “дымком”.
Я его посадил, он выпил сок. Через пять минут он просох, повеселел. Особенно повеселела до смерти перепуганная дочь.
Я спросил:
– Как себя чувствуете?
– Полегче, спасибо. Как вас зовут, доктор?
– Майк. А вы что подумали, увидев мою седоватую бороду, что я святой Петр?

Он улыбнулся, все вокруг засмеялись.
Я сел назад в свое кресло. Моя спина тоже подмокла от стресса. Ко мне бежали стюардессы и тащили ведро элитного алкоголя в маленьких самолетных бутылочках.
Я засмеялся, хоть я зарекся пить в самолете, но видимо от судьбы не уйдешь.
Потом мне дали ваучер на бесплатный полет, а уходя из самолета, капитан судна, здоровенная тетя, сжала мне руку  как тисками, сказав: спасибо док!

Через шесть дней мы летели назад. Тот же самолет и надо же, та же пилот!
Когда я услышал - есть ли доктор на борту, то даже не удивился.  Врачи знают, что такое закон парных случаев.
– Ну , что тут у вас опять.
Парень лет тридцати корчился от зубной боли.
Я успокоился: до Нью-Йорка не умрет.
У меня оказался Ибупрофен с Кодеином, я попросил принести виски для него.
Мой коктейль сработал на 100%. Мужик до Нью-Йорка был весел и не жаловался.
Второй ваучер мне уже не дали, а напоили снова.
Уже уходя пилот смеялась и сказала:
- Ты бы поменьше летал док.
- Да я и сам так думаю кэп.

Dr. Mirer









Рекомендованные материалы



Коробка

Сегодня нам в больницу, под улюлюканье и аплодисменты, внесли первую коробку с вакциной от Pfizer. Ее везли на маленькой каталке покрытой белой скатертью, в сопровождении самых разных людей от большого начальства до уборщиков. Все это напоминало прибытие святых мощей, хотя мы мощи видели в анатомичках и мало кто из врачей серьезно верит в эти первобытные бредни.


Самурай твердо держит ларингоскопа клинок

Сегодня у меня не осталось знакомых, или знакомых знакомых, кто бы не похоронил кого-то из семьи в этом году. Конечно, человек ко всему привыкает, но все равно, вроде бы без настоящей войны, как-то странно. Новомодный КОВИД умудрился поразить тело, душу, экономику и вообще все до чего добрался. На сегодня есть доказательства, что этот вирус способен поражать практически все системы организма...