Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.07.2020 | Записки американского доктора

Осторожно, двери закрываются, следующая станция…

Леня был очень энергичный, все время что-то делал и где-то работал.

Наверное нет человека, которому не знакомо ощущение пропущенной станции.

Мой сын пошел в обычную школу сразу, как только мы переехали в Бруклин. Он вообще был очень спокойный, позитивный и уравновешенный мальчик. Как -то придя домой, он очень гордо сообщил, что Джон теперь его друг, и вообще я его учу русскому языку и у него неплохо получается. Я спросил, зачем ты учишь его матерным словам? У Лени от удивления расширились глаза. Папа, а откуда ты знаешь!? Тоже мне бином Ньютона, что может один пятиклассник научить другого? Скоро стало ясно, что Public School (государственная школа) в основном озабочена тем, чтобы дети были утром вовремя, привезенные на длинных желтых автобусах, в народе именуемых big cheese ( большой сыр), поели вовремя ланч, никто не упал, не обосрался и был в целости и сохранности возвращен родителям в 3 часа дня. И надо сказать, эти свои обязательства школа выполняет железно.

Леню отдали в еврейскую школу, ешиву. Она стоила копейки, к тому же платил за нее мой брат, уже нашедший к тому моменту работу программистом. Это была натуральная ячейка под прикрытием. Директор Мойша Будиловский, круглый, маленький, с козлиной бородкой, и хитрыми щелочками глаз. По моему он был кгбшник, он говорил на всех языках советского союза. Замечательный дядька, он любил детей, и  очевидно любил делать детей, у него и своих было то ли 7 то ли 10. В классе были одни “русские”, а учителя из Риги, Москвы и Киева. Еврейскими науками сильно не увлекались, так, больше для проформы, зато обычные науки учили как надо. Будиловский ввел ешива-доллары, напечатанные на зеленой бумаге в виде денег, только вместо портрета Вашингтона в центре красовался сам мистер Будиловский в кипЕ. На эти доллары можно было купить в ешиве всякую фигню, типа ластика или карандаша. Их давали за хорошие оценки и всякие другие успехи. Неплохой способ показать взаимосвязь между учебой и результатом.
Многие дети были не обрезаны и, пока им по очереди  делали обрезание их учили уму разуму. Ихуда Бляхер , в “девичестве” Станислав перед процедурой написал в школьную стенгазету стих в стиле пионерской зорьки - Я ждал тот день, приди скорей, и он настал, и я еврей!

За всей этой смешной мишурой им вложили в голову все что надо и практически весь класс поступил в лучшую школу в США , Stuyvesant High School , на Манхэттене, прямо на против Мирового Торгового центра еще когда он стоял,  сдав сложный вступительный экзамен. Вскоре Мойша Будиловский умер, обман вскрылся, ешиву закрыли. Учителя перебрались в другую школу, сделав ее лучшей русской частной школой в Бруклине - Бэмби Академия.

Леня с удовольствием учился и тусовался с друзьями в Манхэттене. Они были первыми головастиками в новом, быстрорастущем болоте интернета. Их пальцы ловко летали по клавиатуре, дома везде валялись книги по программированию, которые теперь даже мне кажутся архаичными.

Леня был очень энергичный, все время что-то делал и где-то работал.

Однажды, опаздывая на работу он попросил маму сделать ему “хироу”, такой бутерброд в длинной булочке, пока он одевается.

Ирочка его спросила, какой длины? 10-30 или сорок сантиметров? Он крикнул из ванны: любой. Убегая, и схватив бутерброд размером с ладошку, он спросил:” Мама, это тебе папа сказал, что это 40 сантиметров?”

Как то раз он, придя домой, спросил.

-- Папа, ты не мог бы открыть на себя бизнес?

Сами они зарегистрировать бизнес не могли по закону, им было тогда по шестнадцать лет.

- А что делать-то будем?

- Мы с ребятами порно страницу открыли.

Я тихо сел на жопу.

Я вообще спокойно и даже хорошо отношусь к порнографии, так как это нормальное вполне себе физиологическое явление. Я уверен, что наскальная живопись, ни что иное как порно того времени, а археологи думают что нарисованы сцены охоты. Кого что возбуждает. Конечно путь пройден немалый от наскальных рисунков до Pornhub, где некоторые видео можно легко перепутать с чем-то из жизни осьминогов.

Интернет только начинался и хотя Playboy все еще пыжился, что мол мы вам все покажем эстетично, Hustler уже все понял, и готовился перевозить шмотки в новый, электронный мир. В то время надо было сидеть и терпеливо ждать, пока компьютер загрузит картинку с сиськами.

Леня и его головастики придумали открывать порно страничку, которая по сути была просто вывеской и кликнув на нее, человек перенаправлялся на настоящую взрослую страницу. За каждый “клик” им приходил один цент.

Я сказал: ”Леня, вот ты как себе это представляешь, я, детский врач, владелец порно страницы!?” Он ответил: “ Я все понял, конечно, ты прав, папа, сОрри.”

Папа лучшего лениного друга Бени продавал матрешек на Брайтоне и был, как говорят, человек без определенного рода занятий, ему было по барабану, вот он и открыл компанию. Деньги поперли как в мультике про золотую антилопу. Порно страниц давным давно нет, а Бенин, его брата Мони и их полу-брата от первого папиного брака бизнес сегодня оценивается в девять миллиардов долларов. Из Бениной квартиры в небоскребе в Манхэттене видно дом далеко в Бруклине, где живет Леня. Моня давно не работает, гоняет на спортивных машинах, живет в Майами и одновременно мутит с тремя русскими красавицами.

Они по прежнему лучшие друзья.

Mirer, MD









Рекомендованные материалы



Каникулы Бонифация

Еще одна проблема в отпуске - как выключить голову? Все время, как пчелы в улье жужжат мысли. Ну и какой это по-вашему отдых, если постоянно думаешь, вот надо было такой анализ сделать или вот так поступить. Так получилось, что 80% моих друзей врачи и, похоже,почти у всех такая же проблема. У меня еще не самый плохой вариант. Бизнесмен из меня никакой, и я всю жизнь проработал на зарплату, а у тех, у кого свой офис, как говорится, - “как потопаешь, так полопаешь”, так что порой годами не берут отпуск.


Куба далеко, Куба далеко…

Со мной работают много врачей кубинцев. Многие эмигрировали закончив медицинский институт на Кубе. Меня поразило на сколько их история похожа на мою , и сотни, а скорее всего тысячи, таких же как я врачей из бывшего СССР.