Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.06.2020 | Записки американского доктора

Первым делом, первым делом — самолеты

Это примерно, как определять время, приложив к часам ухо.

Коля пришел к нам на подстанцию из авиации. Он то ли был борт-проводник, то ли отвечал за загрузку грузовых самолетов. Он был стройный, с прямыми плечами и, я уверен, идеально выглядел в летной форме в белоснежной рубашке с фуражкой на голове, ну прямо Мимино.

Его темные кудрявые волосы с ранней сединой и низкий голос гипнотически воздействовали на больных и женщин. Я давно заметил, что такой голос, не что иное, как дар божий. Ах, если бы у меня был такой голос, я бы сидел на радио и говорил, говорил, говорил, но мне достался козлетон.
Колины знания медицины были весьма сомнительные, но человек он был спокойный, рассудительный и очень презентабельный. Он очень скоро стал ездить на вызовА один, и благодарные бабульки звонили и просили прислать Колю, так как очень хороший доктор. Еще бы, с таким-то голосом, как с  батюшкой поговорил.

Скоро нам привезли новые кардиографы, шедевр советской конверсии. Он был переносным, тяжелым, и напоминал тульскую гармошку в застегнутом виде, на ремне через плечо. Работал он плохо, провода, как будто их украли из бункера Гитлера, застежки на руках, как от электрического стула, грудные электроды представляли собой латунные присоски с грушей и все это пахло резиной. Те, кто жил в это время знают, что презервативы продавались как изделие номер 2, и я уже гораздо позже узнал, что изделие номер один был противогаз, и выпускались они там же, видимо как и кардиограф.

Тем, кто согласился таскать с собой кардиограф стали доплачивать дополнительные деньги. Разумеется Коля тоже взял кардиограф. Очень скоро выяснилось, что эта машинка для того, чтобы понять, как работает сердце. Возникла проблема, а как разобраться, чего там она наснимала.

Мрачный Коля подошел ко мне и попросил объяснить, как читать кардиограмму. Сегодня эта проблема почти решена, так как компьютер в самом дешевом китайском электрокардиографе определяет серьезную патологию, и кардиолог  может что то добавить или убавить, но спешки уже нет, можно утром или даже завтра, а тогда от прочтения могла зависеть жизнь.

Мы договорились и ночью сели в столовой с кардиографом и книжками.

Я учился на 5 курсе мед института и был на пике моих знаний.

Я рассказывал про треугольник эйнтховена, реципрокальные отведения, поляризацию и деполяризацию, рисовал графики и размахивал руками.  Коля слушал с открытым ртом тщетно пытаясь понять, “как же все-таки повидло попало в конфету “подушечка”.

Наконец, Коля “пошел на посадку”, стал зевать и сказал, все понятно, спасибо.

Через неделю я увидел Колин кардиограф на полке. На крышке было наклеено несколько рисунков от руки с изображением разных линий, под ними бисерным почерком было подписано: инфаркт, аритмия, блокада левой ножки пучка Гиса.

Он просто прикладывал снятую пленку к картинке...

Это примерно, как определять время, приложив к часам ухо.

Я подумал, хорошо, что он ушел из авиации.

Mirer,MD

 









Рекомендованные материалы



Каникулы Бонифация

Еще одна проблема в отпуске - как выключить голову? Все время, как пчелы в улье жужжат мысли. Ну и какой это по-вашему отдых, если постоянно думаешь, вот надо было такой анализ сделать или вот так поступить. Так получилось, что 80% моих друзей врачи и, похоже,почти у всех такая же проблема. У меня еще не самый плохой вариант. Бизнесмен из меня никакой, и я всю жизнь проработал на зарплату, а у тех, у кого свой офис, как говорится, - “как потопаешь, так полопаешь”, так что порой годами не берут отпуск.


Куба далеко, Куба далеко…

Со мной работают много врачей кубинцев. Многие эмигрировали закончив медицинский институт на Кубе. Меня поразило на сколько их история похожа на мою , и сотни, а скорее всего тысячи, таких же как я врачей из бывшего СССР.