Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.06.2020 | Записки американского доктора

Первым делом, первым делом — самолеты

Это примерно, как определять время, приложив к часам ухо.

Коля пришел к нам на подстанцию из авиации. Он то ли был борт-проводник, то ли отвечал за загрузку грузовых самолетов. Он был стройный, с прямыми плечами и, я уверен, идеально выглядел в летной форме в белоснежной рубашке с фуражкой на голове, ну прямо Мимино.

Его темные кудрявые волосы с ранней сединой и низкий голос гипнотически воздействовали на больных и женщин. Я давно заметил, что такой голос, не что иное, как дар божий. Ах, если бы у меня был такой голос, я бы сидел на радио и говорил, говорил, говорил, но мне достался козлетон.
Колины знания медицины были весьма сомнительные, но человек он был спокойный, рассудительный и очень презентабельный. Он очень скоро стал ездить на вызовА один, и благодарные бабульки звонили и просили прислать Колю, так как очень хороший доктор. Еще бы, с таким-то голосом, как с  батюшкой поговорил.

Скоро нам привезли новые кардиографы, шедевр советской конверсии. Он был переносным, тяжелым, и напоминал тульскую гармошку в застегнутом виде, на ремне через плечо. Работал он плохо, провода, как будто их украли из бункера Гитлера, застежки на руках, как от электрического стула, грудные электроды представляли собой латунные присоски с грушей и все это пахло резиной. Те, кто жил в это время знают, что презервативы продавались как изделие номер 2, и я уже гораздо позже узнал, что изделие номер один был противогаз, и выпускались они там же, видимо как и кардиограф.

Тем, кто согласился таскать с собой кардиограф стали доплачивать дополнительные деньги. Разумеется Коля тоже взял кардиограф. Очень скоро выяснилось, что эта машинка для того, чтобы понять, как работает сердце. Возникла проблема, а как разобраться, чего там она наснимала.

Мрачный Коля подошел ко мне и попросил объяснить, как читать кардиограмму. Сегодня эта проблема почти решена, так как компьютер в самом дешевом китайском электрокардиографе определяет серьезную патологию, и кардиолог  может что то добавить или убавить, но спешки уже нет, можно утром или даже завтра, а тогда от прочтения могла зависеть жизнь.

Мы договорились и ночью сели в столовой с кардиографом и книжками.

Я учился на 5 курсе мед института и был на пике моих знаний.

Я рассказывал про треугольник эйнтховена, реципрокальные отведения, поляризацию и деполяризацию, рисовал графики и размахивал руками.  Коля слушал с открытым ртом тщетно пытаясь понять, “как же все-таки повидло попало в конфету “подушечка”.

Наконец, Коля “пошел на посадку”, стал зевать и сказал, все понятно, спасибо.

Через неделю я увидел Колин кардиограф на полке. На крышке было наклеено несколько рисунков от руки с изображением разных линий, под ними бисерным почерком было подписано: инфаркт, аритмия, блокада левой ножки пучка Гиса.

Он просто прикладывал снятую пленку к картинке...

Это примерно, как определять время, приложив к часам ухо.

Я подумал, хорошо, что он ушел из авиации.

Mirer,MD

 









Рекомендованные материалы



Труселя

Он встал со стула, и в ужасе понял, то, что мешалось ему под коленом были его собственные скомканные трусы, застрявшие в штанине. Он начал внезапно хромать, напугав родителей, пытаясь предотвратить выкидыш, но все было тщетно и сделав два шага он легко выродил из штанины видавшие виды труселя.


Валерик

Пару раз на вызове я видел, как Валерик делал укол. Намочив ватку спиртом и яростно потерев зад в месте укола, он, вдруг вплотную подносил лицо к этому заду, так, что кончик его носа практически касался кожи на попе больного. Это выглядело со стороны, как будь-то он собирается укусить больного за задницу.