Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.04.2017 | Арт

Детки в гетто

О ретроспективе группировки ЗИП в ММСИ



В ММСИ в Ермолаевском переулке проходит большая ретроспективная выставка краснодарской арт-группировки ЗИП — самые инфантильные российские художники окончательно утверждаются в роли заслуженных работников искусства
Надо признать, что эта канонизация вызывает немного странные ощущения. Рукодельное панковское искусство ЗИПов родилось в обшарпанных мастерских Краснодарского завода измерительных приборов. Именно там в 2009 году объединились Эльдар Ганеев, Евгений Римкевич и братья Василий и Степан Субботины, присвоив заводскую аббревиатуру вместе с другим мусором, оставшимся на месте умирающей индустрии. Их первые проекты были связаны с неказистым гением этого места, они собирали разного рода артефакты, осколки заводского мира в ностальгическую кунсткамеру, пытались сделать никому не нужную, отброшенную историю советского производства своей личной историей, чем-то вроде собрания детских поделок и секретиков.

Этот игривый неряшливый дух определяет творчество ЗИПов до сих пор. Все их искусство кажется результатом причудливого эксперимента — будто бы детей в возрасте где-то от трех до 17 лет отдали в арт-школу. Там их научили всем приемам современного искусства, объяснили обязательные жанры, идеи и дискурсы. Те, однако, остались детьми и продолжили детские забавы, вооружившись в своих играх, как куклами, Кабаковым и Бойсом, Марксом и Ги Дебором. И конечно, на общем фоне хмуро, много и малоубедительно думающего о своих аналитических мощностях и освободительных потенциях современного искусства искренняя дурашливость краснодарской группировки выглядит крайне обаятельно.

По идее, попадая в помпезное здание особняка ММСИ в Ермолаевском, этот школьный панк должен был бы победить обстановку, превратить скучные своды серьезной культуры в пространство игры и мечты. Но этого не получается. Скорее, бродя по ретроспективе ЗИПов, чувствуешь себя в детской комнате на взрослом празднике.

Собственно выставка так и устроена — как огромная комната игр. Здесь есть лес из картонных деревьев, маленький школьный автобус, в котором можно спрятаться и поиграть в художественную угадайку, документация множества былых забав вроде акции "краб-пропагандист", играющая роль фотографий с прошлогодних праздников. Есть огромное море с фантастическими островами, сделанными из разных очаровательных глупостей. Среди них — остров-шаурма, остров-завод, который производит дым и таким образом исполняет потребность своих жителей в труде, или, например, супрематическая лаборатория, изучающая реальную жизнь небесных геометрических тел. Есть похожая на выставку в детском саду галерея рисунков о жизни и подвигах дельфинов — главных героев мифологии ЗИПов, их святых, революционеров и богов. Наконец, целый этаж занимает игрушечный бар — оммаж разом рабочему клубу Родченко и притону из 90-х,— напоминающий игру в ресторан. Только дети, играющие в ресторан, говорят, копируя родителей, не об успехах на работе и не о страстях из сериалов, а о левой идее, труде, вовлеченности, но от этого ничего не меняется. Разговоры просто занимают время, выполняя необременительные условия забавы.

Кажется, что это скоморошество должно обладать освободительным потенциалом, обращать галерейную жизнь в веселье, возвращать ей радость. Однако происходит обратное. Стены ММСИ, будто бы обозначающие границы взрослого мира, указывают искусству ЗИПов, выступающему уменьшенной моделью всего современного искусства, его место — в потешном гетто детской комнаты.

 



Источник: Коммерсантъ. 31.03.2017 ,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».