ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 20 СЕНТЯБРЯ 2017 года

Память

Памяти Александра Ивашкина (1948-2014)

В Лондоне скончался от тяжелой болезни Александр Ивашкин – виолончелист, музыковед, профессор Голдсмит-колледжа Лондонского университета и директор Центра русской музыки при нем

Текст: Антон Дубин

Владимир Тарнопольский, композитор, профессор, художественный руководитель ансамбля «Студия новой музыки» и Центра современной музыки при Московской консерватории

Если бы мне понадобилось привести в пример человека, олицетворяющего в наши дни «русскую европейскость», то я бы без всяких раздумий назвал Сашу Ивашкина.

Известный американский музыковед, профессор университета Беркли Ричард Тарускин – автор фундаментального исследования об Игоре Стравинском – как-то на одной из конференций в США пошутил в том плане, что по сравнению с Ивашкиным он сам «немножко русский», а вот Саша Ивашкин с его безукоризненной этикой и политкорректностью – тот настоящий западный человек. При этом, страстно-увлеченный своей огромной творческой, научной и просветительской деятельностью, в этом мировом культурном пространстве Саша всегда оставался послом именно русской культуры.

Родившийся на Дальнем Востоке, получивший образование в Москве и ставший здесь активнейшим созидателем музыкально-творческой среды в 70-80 годы, а в последние полтора десятилетия активно строивший «культурный мост» между Россией и Великобританией, Ивашкин был личностью совершенно феноменальной.

В СССР 70-х – 80-х годов в сфере современной музыки он был, несомненно, одной из центральных фигур. В позднесоветский период многие наши замечательные музыканты активно исполняли новую музыку, назову лишь Геннадия Рождественского, Гидона Кремера, Наталью Гутман, Юрия Башмета... Тогда каждый из них считал это своим долгом. Но даже в контексте столь выдающихся индивидуальностей Саша был одной из ярчайших звезд. Он был и замечательным виолончелистом, и блестящим ученым-исследователем, и уникальным типом руководителя, едва ли не впервые в России почти идеально воплотившим собой идею музыкального кураторства в самом современном ее понимании, создав легендарный Ансамбль солистов Большого театра.

По-юношески открытый, необычайно светлый и доброжелательный человек, Саша всегда поражал меня своей увлеченностью и невероятно широким спектром интересов.

Достаточно вспомнить его многочисленные концертные программы, для которых ему удавалось открывать ранее не известные сочинения классиков авангарда, равно как и совершенно новые композиторские имена. Он не боялся рискнуть, объединив в одной программе никогда ранее не исполнявшиеся сочинения. Достаточно пройтись взглядом по названиям книг и статей, чтобы оценить универсализм интересов этого музыканта. Достаточно обозреть круг его личного общения – назову хотя бы имена литературоведа и философа Александра Викторовича Михайлова, художника Франциско Инфантэ, режиссера Гедрюса Мацкявичюса, – чтобы представить уровень его личности. Ему было тесно в рамках какой-то одной музыкальной «специализации», поэтому в его бурной деятельности было трудно определить грань, отделяющую Ивашкина-артиста от Ивашкина-исследователя или Ивашкина-куратора.

Так же тесно стало ему в начале 90-х в Большом театре из-за резко «скукожившихся» возможностей реализации его неординарных и «энергоемких» проектов, и в результате он пополнил долгий список выдающихся российских музыкантов, покинувших Россию. Впрочем, слово «покинул» – это совсем не про него. Саша приезжал сюда по нескольку раз в год, много записывал, выступал с несколькими российскими оркестрами, со «Студией новой музыки», но, к сожалению, так и «не удостоился» получить ни одного сольного концерта в Москве, за исключением концерта в Рахманиновском зале консерватории на нашем фестивале «Московский форум».

Десятилетие 90-х Александр Ивашкин провел в Новой Зеландии в качестве профессора виолончели и камерного ансамбля в университете Кентербери, а в 1999 занял должность профессорa и руководителя факультета исполнительства Голдсмит-колледжа Лондонского университета и директорa Центра русской музыки при этом университете. Без сомнения можно сказать, что этот единственный за пределами России Центр русской музыки нуждался именно в таком универсальном человеке, как Саша: и исполнитель, и ученый, и спeциалист по современной музыке, и настоящий университетский интеллектуал-гуманитарий, да еще и из России! И

сразу же в университете стали защищаться диссертации по современной русской музыке, проводиться научные доклады и конференции, исполняться ранее не известные сочинения русского авангарда, регулярно проводиться фестивали современной русской музыки.

Русский музыкальный центр и исполнительский факультет университета сразу ожили. И это целиком Сашина заслуга.

Ивашкин оставил замечательное творческое и научное наследие – он записал сорок дисков, преимущественно с русской музыкой, написал полтора десятка книг, около двухсот статей, организовал десятки интереснейших фестивалей и конкурсов. В силу политико-географической разделенности и языкового барьера замечательные работы его «русского периода», к сожалению, мало известны за рубежом, а написанное и записанное им за границей мало известно в России. В этом отношении творчество Ивашкина пока повторяет судьбу наследия многих наших соотечественников, эмигрировавших после революции.

Его главной темой, конечно же, была русская музыка ХХ-ХХI вв. во всех возможных аспектах – историческом, социокультурном, эстетическом, структурно-аналитическом.

Едва ли не все сколь-нибудь значимые российские композиторы последних ста лет – от малоизвестных имен раннего авангарда до ныне здравствующих композиторов – находились в поле его интересов. Самым же глубоким его увлечением и главным предметом его научных исследований была музыка Альфреда Шнитке, с которым многие годы его связывала близкая дружба. Ивашкин сделал замечательные записи музыки Шнитке, издал о нем интереснейшие, яркие статьи и книги, был главным редактором издающегося в Петербурге Собрания сочинений. Единственная по сей день англоязычная биография Шнитке принадлежит именно Ивашкину. К написанным им работам всегда непременно будет обращаться каждый, желающий изучать русскую музыку второй половины ХХ века.

Но в сфере его внимания была не только русская музыка. Одна из лучших монографий о родоначальнике американского авангарда Чарльзе Айвзе также принадлежит Ивашкину. Причем, даже в контексте сотен томов англоязычной литератуты об этом композиторе книга Саши – одна из лучших. Он был страстно увлечен музыкой и двух других американцев – Джона Кейджа и Джорджа Крама, с которыми он был хорошо знаком лично и чьи российские премьеры проводил на мировом уровне в Москве.

К счастью, все это хорошо задокументировано. А вот то, чего нельзя передать в формате документа – это выдающуюся «культуртрегерскую» деятельность Ивашкина, особенно яркую в позднесоветские годы. Самый значительный ее период – до начала девяностых – связан с Ансамблем солистов Большого театра, главным дирижером которого был Александр Лазарев. Этот «придуманный Ивашкиным» ансамбль стал в нашей стране первым коллективом, регулярно дававшим концерты новой музыки и по существу создавшим совершенно новый их формат.

Конечно, это был выдающийся коллектив! Некоторые программы навсегда врезались мне в память, настолько они были феноменальны и по своей идее, и по уровню исполнения – скажем, первый концерт-портрет Айвза в Москве... Или – российская премьера сочинений Крама... Никогда не забуду исполнение пьесы Николая Корндорфа «Да!» в Зале Чайковского...

Саша принципиально никому не говорил о своей проблеме со здоровьем. А когда мы об этом узнали, очень хотелось верить, что современная медицина если не вылечит, то хотя бы приостановит развитие этой ужасной болезни... Но этого не произошло.

Мы потеряли совершенно солнечного человека, жизнелюба. У него было огромное множество планов – и в России, и вне нее... В частности, в этом году, помимо своих концертных программ, он хотел провести Дни русской музыки в Англии в рамках Года культуры.

Уход Саши – колоссальная потеря для русской музыки, для всех, кто хорошо его знал. Нелепо складывается жизнь, что именно такие люди так внезапно и безвременно нас покидают...

Ивашкин – это целая эпоха в нашей современной музыке, масштаб которой еще предстоит осмыслить.

Я уверен, что именем Александра Ивашкина будут названы музыкальные учебные заведения, концертные залы. Но для меня он был,  в первую очередь, очень близким другом, которым я всегда восхищался и гордился, мнение которого было для меня самым ценным. Не могу представить, что нашего Саши, такого инициативного и деятельного, такого глубоко-проницательного и тонко-ироничного, такого деликатно-внимательного и такого улыбчивого больше нет.

***

Валерий Полянский, профессор Московской консерватории, художественный руководитель и главный дирижер Государственной академической симфонической капеллы России

Известие, которое мы получили в Москве, – о безвременной кончине Александра Васильевича Ивашкина, – привело нас всех в очень тяжелое состояние. С Сашей я был знаком очень давно, с 1970-х годов, мы познакомились во время моей работы в Большом театре. Саша тогда руководил и был идейным вдохновителем Ансамбля солистов Большого театра. С тех пор наша дружба и совместная работа продолжалась долгие годы – виделись и в Новой Зеландии, и в Англии, и, конечно же, в Москве.

Мы записали с ним большое количество сочинений для виолончели и оркестра: Концерт Гречанинова (мировая премьера), оба Концерта Шостаковича, Концерты Шумана и Тищенко в оркестровках Шостаковича, Концерт, Концертино и Симфонию-концерт Прокофьева, Концерт Мясковского, сочинения Канчели... Практически все это было издано английской фирмой Chandos.

Кроме того, мы впервые исполнили в Москве виолончельный вариант Двойного концерта Брамса для скрипки и виолончели – «плод» Сашиных архивных разысканий.

Много интересных вещей рассказывал Саша о современной музыке. Мы вдвоем очень тесно сотрудничали с Альфредом Гарриевичем Шнитке – записали два его Концерта, СoncertoGrossoNo 2...

Это большая потеря не только для близких и родных, для друзей, но и для музыки – не только российской, но и мировой.

Саша был фанатом, патриотом своего дела. Жил музыкой. Его деятельность распространялась не только на виолончель, он и писал о музыке, и дирижировал ею.

Помню, как он приходил ко мне в Московскую консерваторию, в мой класс – проконсультироваться и немножко позаниматься дирижированием.

Это невосполнимая утрата. Из жизни ушел (так рано!) замечательный музыкант, чудесный человек и настоящий друг.

Приношу свои соболезнования Наташе Павлуцкой – Сашиной супруге, замечательной виолончелистке. Передаю и слова поддержки от всей моей семьи, с которой Саша был хорошо знаком.

***

Александр Рудин, виолончелист, профессор Московской консерватории, художественный руководитель и дирижер Московского камерного оркестра Musica Viva

Ушел из жизни выдающийся виолончелист, музыковед, организатор...

Я общался с Александром Ивашкиным по роду своей деятельности, хорошо помню, как мы встречались в Новой Зеландии, где он какое-то время жил и работал – в частности, организовал конкурс, который, насколько я знаю, идет до сих пор.

Вообще, лучшая память о человеке – это его дела. В случае Александра Ивашкина это и сочинения, ему посвященные, им исполненные и записанные, и его глубокие музыковедческие работы, и самые разные институции, им организованные.

Что тут сказать... Сильнейшая потеря, которая еще долго будет ощущаться.

Это был действительно патриот виолончели, прекрасно разбиравшийся в современной музыке и музыке прошлого.

Очень надеюсь на то, что все когда-либо инициированное этим заинтересованным и высокопрофессиональным человеком никуда не пропадет.

***

Иван Соколов, пианист, композитор, доцент Московской консерватории

Известие о смерти Александра Ивашкина меня поразило... Он же был молодой, 65 лет, и в нем было столько энергии...

Саша жил в Лондоне, но в Москву постоянно приезжал, очень любил этот город, жил на «Юго-Западной».

Хочу немножко рассказать о том, что это был за человек.

Саша очень рано начал играть на виолончели, и прекрасно играть. И я довольно рано, лет в 15, узнал, кто это такой, Александр Ивашкин. В очень молодом возрасте он организовал Ансамбль солистов Большого театра – работая в оркестре ГАБТа.

Играл в 70-е современную, полузапрещенную или просто запрещенную музыку авангардистов: Шнитке, Денисова... Концерты его ансамбля проходили, например, в Доме композиторов, их устраивал Эдисон Васильевич Денисов. Устраивал регулярно.

Когда я был студентом Гнесинского училища или Московской консерватории уже, на одном из концертов исполнялась «Пляска» Сергея Слонимского. И все музыканты в конце вдруг стали танцевать, одновременно играя. И Саша с виолончелью умудрялся танцевать, привстал со стула и делал какие-то движения ногами! Я был потрясен.

Играл он и Штокхаузена, и Булеза, и Кейджа, и Крама... Кого только ни играл.

И соло, и в ансамбле. Дружил с Николаем Корндорфом, исполнял его не раз.

Наряду со всем этим Саша был прекрасным музыковедом. Писал книги – в то время – о людях, о которых трудно было вообще написать. Например, у него есть книги об Айвзе, о Пендерецком – огромные толстые музыковедческие книги. Плюс – большое интервью о Кагеле. Эта линия его деятельности совершенно удивительная: Саша умудрился тогда съездить в Америку и встретиться с вдовой Айвза! Фантастика!

Сашины книги редактировала в издательстве «Советский композитор» моя тетя Татьяна Ивановна Соколова. И она просила Сашу доставать для меня билеты в Большой театр.

Помню один характерный эпизод: была какая-то очередная премьера, интересная – я прибежал к какому-то там подъезду, где-то без пятнадцати семь – мне казалось, что артисты Большого театра должны очень долго готовиться к спектаклю – я встретился с Сашей, быстро сунул ему трешку зеленого цвета (билет стоил 2,90) и убежал. На следующий день вечером Татьяна Ивановна приходит с работы и рассказывает: звонил Саша Ивашкин, говорил мне озабоченным голосом, что мой племянник Ваня взял у него билет за 2,90, а дал три рубля и убежал, и что он не успел дать 10 копеек сдачи! Что же мне теперь делать, спрашивал у тети Саша Ивашкин: разыскивать Ваню или занести деньги вам?!

Это была не шутка! Абсолютно серьезная вещь!

Потом Саша заказывал мне сочинения. Я написал для него «Звук в Житии», про Сергия Радонежского. Он даже хотел, чтобы я написал для двух виолончелей (его жена Наташа Павлуцкая – замечательная виолончелистка), но в итоге получилось сочинение для одной виолончели.

Мы играли с ним Рославца (но не удалось записать), Уствольскую – «Большой дуэт», Шнитке – Виолончельную сонату, Али-Заде – пьесу, где пианист закрывает крышку и начинает по ней барабанить...

Все, что связано у меня с Сашей, было очень ярко, интересно, легко и просто.

Я рассказал ему о том, что нашел в Альтовой сонате Шостаковича, в финале, цитаты из всех его симфоний – пятнадцать начал главных партий, подряд. Брал в библиотеке Союза композиторов ноты и случайно увидел Сашу. Году в 2006-м, когда был юбилей Шостаковича. Саша сказал, что это сенсация и пригласил меня выступить на конференции в Лондоне. Мало того, что он оценил эту находку, мало того, что я приехал и рассказал о ней, так еще этот мой рассказ был – по просьбе Саши – переведен Элизабет Уилсон (бывшей воспитанницей Ростроповича, написавшей о нем книгу) на английский и вышел как статья!

Саша, кстати, и сам написал замечательную книгу о Ростроповиче и назвал ее «Ростроспектива».

Естественно, хорошо помню и его «Беседы с Альфредом Шнитке» – наверное, это самая знаменитая Сашина работа, которая до сих пор переиздается и покупается.

В 2003 году было 50-летие со дня смерти Прокофьева, и Саша устроил фестиваль в Лондоне, на который я приезжал играть вместе с ним.

Он много работал над своей последней книгой, о Шостаковиче – «Жизнь, музыка и фильм». Последнее наше общение было по поводу этой книги, Саша прислал мне экземпляр в качестве авторского гонорара.

Виделись же мы с ним последний раз где-то год назад, в Москве, в Консерватории, на похоронах мамы Наташи Павлуцкой. Саша был очень моложавый, здоровый. Я даже сказал ему: ты совершенно не выглядишь на 64 года! Трудно поверить, что ты в возрасте, в котором умерли Брамс, Римский-Корсаков!..

Рассказал ему ту историю о трешке и билете в Большой. Саша: так значит, я должен тебе десять копеек?!

Я был у него в Лондоне, в его университетской комнатке, «музее русской музыки», как я ее для себя называю: там все журналы, книги, статьи актуальные, небольшая, но потрясающая библиотека, со вкусом подобранная.

Саша был редчайшим человеком, который нес музыкальную культуру 20 века в жизнь и делал это на высшем уровне. Мы с ним дружили, и мне трудно сейчас говорить о нем в прошедшем времени. Он был добрый, хороший, интересный, талантливый. Ко всему у него был уникальный подход.

Например, он играл все виолончельные сочинения Рахманинова. Оказывается, у него есть не только виолончельные сонаты, но и пьесы для виолончели. Саша играл Вокализ, но не тот, что привыкли слышать, а оригинал Рахманинова, который он откопал в Музее Глинки и который отличается от того, что пела Нежданова. Оказывается, Рахманинов написал первый вариант, а Нежданова попросила внести ей какие-то изменения. Саша играл Вокализ, который ни пианисты, ни певцы даже не знали!

Он все время удивлял. Например, тем, что Двойной концерт Брамса для скрипки и виолончели играл на виолончели соло. И доказывал на музыковедческом уровне, что есть такая редакция, как бы даже авторская.

Виолончелисты были в шоке (да и не только они!), поскольку были «обижены» на Брамса за «отсутствие» сольного концерта для виолончели.

Все, к чему он прикасался, было сенсационно и феноменально. Он был музыкант-исследователь, «копавший» музыку и пытавшийся проникнуть в глубину композиторского замысла.

Ему было важно докапываться до сути, лично общаться (если была такая возможность) с композиторами. Его «Беседами с Альфредом Шнитке», о которых уже говорил, пользуются все, кто играет Шнитке, изучает его. Потому что это живой Шнитке.

Смерть Саши, физическая его смерть – это огромная потеря. Мне будет его очень не хватать. Царство ему Небесное...

 

 


Александр Ивашкин





КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

[…] Антон Дубин, stengazeta.net […]
Памяти Александра Ивашкина – ClassicalMusicNews.Ru


А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Антон Дубин через RSS

Читать Память через RSS


опубликовано у нас 13 Февраля 2014 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru