Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.12.2013 | Арт

На фоне зеркала

В ГМИИ им. Пушкина впервые в России покажут работы из частного Музея искусства авангарда

Традиционные музыкальные «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» в этом году будет сопровождать не совсем ожидаемый изобразительный ряд. Обычно нам показывают раритеты и общеизвестные шедевры, собранные по тематическому принципу: либо творческий путь гения (например, Тернера, Блейка или Моне), либо магистральный сюжет истории искусства (например, музыка в изобразительном творчестве). Если уж показывали коллекции музеев — то с многовековой биографией и шедеврами из глубины веков. Нынешний же гость Декабрьских вечеров — Музей искусства авангарда (МАГМА), которому от роду 12 лет. Более того, этот музей частный и даже не имеет постоянного места прописки. Он основан филантропом и политическим деятелем Вячеславом Моше Кантором, президентом Европейского еврейского конгресса.

Выставка называется «Отечество мое — в моей душе…». Это цитата из стихотворения Марка Шагала, и она уже фигурировала как название первой экспозиции МАГМА 2009 года, проходившей во Дворце наций в Женеве. Месседж той и нынешней экспозиций очень интересен: интернациональный масштаб творчества предполагает максимальное воплощение темы национальной идентичности. Главными героями своего, собиравшегося десять лет музея Вячеслав Кантор сделал рассеянных по всему свету в XX веке еврейских художников, которые составили славу и Парижской школы первой половины прошлого века, и советского нонконформизма, и мирового модернизма.

Композиция выставки собрана так, что художники-евреи показаны словно на фоне зеркала, в котором отражаются глобальные процессы, происходящие в арт-мире с Серебряного века. Неспроста одним из первых экспонатов будет «Похищение Европы» Валентина Серова — авторский вариант знаменитой картины 1910 года. Серов станет хорошим собеседником мастера эпохи символизма Леона (Льва) Бакста-Розенберга с его театральными костюмами для дягилевской антрепризы. Аналогично смотр выдающихся работ еврейского представителя Парижской школы 1910-1930-х годов Хаима Сутина (МАГМА располагает самым крупным частным собранием его произведений) мудро помещен в контекст творчества художника, ставшего символом этого богемного сообщества ранних модернистов, — Амедео Модильяни. В ГМИИ будет модильяниевский «Портрет девушки в черном платье» 1918 года. А Сутина — семь картин разных жанров: пейзаж, портрет, натюрморт. В сопряжении искусства разных мастеров Парижской школы особенно рельефно обозначится тема яростного влечения этих художников к основам основ — первозданной и первобытной архаике.

В компанию к Сутину и Модильяни, конечно же, попадет не чужой Парижской школе Марк Шагал — художник, до конца жизни преданный поэтике еврейского местечка и тем не менее с полным правом могущий называться гражданином мира. А также уроженец Литвы Жак Липшиц и уроженец Смоленска Осип Цадкин, обогатившие Парижскую школу скульптурной пластикой в стилях аналитического кубизма и ар-деко.

Постоянное взаимодействие интернационального и национального можно уловить в разделе российского и советского авангарда 1910-1920-х годов. В коллекции есть ранняя работа Лазаря (Эль) Лисицкого: книга-свиток на тему национального еврейского фольклора «Пражская легенда» (1917). Образ свитка, без сомнения, ассоциируется с Торой, причем, как и Тора, оформленное Лисицким издание хранится в футляре из дерева и завернуто в парчу, словно сакральная драгоценность. А литографские рисунки «Пражской легенды» близки к стилистике экспрессионизма. Конечно же, не обойдется без участия лидеров российского и мирового сезаннизма, экспрессионизма, конструктивизма: покажут картины Роберта Фалька, Давида Штеренберга, Натана Альтмана, Александра Тышлера, скульптуры Наума Габо, Антона Певзнера.

Большой раздел посвящен советскому неофициальному искусству: Владимир Вейсберг, Михаил Шварцман, Эдуард Штейнберг, Владимир Яковлев, Илья Кабаков, Эрик Булатов, Виктор Пивоваров, Гриша Брускин, Юрий Купер, Дмитрий Лион. Обозревая этот раздел, трудно отделаться от ощущения, что он составлен как коллаж из многих неоднократно виденных экспозиций. Ведь представители неофициального искусства советской России стали настоящими героями современных музейных и галерейных программ. Однако такой эффект дежавю не смущает, если учесть интернациональный и национальный ракурсы, к которым обращает экспозиция МАГМА. В этой двойной перспективе масштаб нередко ставших хрестоматийными работ существенно укрупняется.



Источник: "Ведомости. Пятница", 29.11.2013,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».