Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.04.2013 | Арт

Конвейер идей

На выставке финалистов VIII Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация»

До 5 мая в выставочном зале Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) на Зоологической улице Москвы открыта выставка номинантов – финалистов VIII Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация». Экспозиция подготовлена куратором, сотрудником ГЦСИ Ириной Горловой и архитектором Антоном Наговицыным.

Сама презентация материалов финалистов сделана очень убедительно. Без вычурных архитектурных излишеств, коими грешили некоторые предыдущие выставки «Инновации». С ясным ритмом, чувством масштаба соотношений различных проектов и уважением к каждому экспоненту. Со стороны образ «Инновации» напоминает разделённую на секции научно-техническую лабораторию. Каждый отсек чист, прост, стерилен и чётко обозначен. Поперёк зал секут лёгкие красные конструкции – модули, или решётки для инсталлирования отдельных материалов выставки. Вспоминаются знакомые нам по фотографиям залы первых рабочих клубов авангардных времён.

Да и большинство попавших в программу проектов этот лабораторный и немного пролеткультовский дух поддерживают. Перечислю опусы главных номинантов – «Произведение визуального искусства». «Последняя выставка» Ани Жёлудь номинирована арт-резиденцией Гридчинхолл. Металлические проволочные аскетические предметы быта, куски дерева и металла – такая модель рая жителя Дома Наркомфина. «Музей пролетарской культуры. Индустриализация богемы» Арсения Жиляева номинирован Московским музеем современного искусства (ММСИ). Эта программа просто бьёт в десятку темы рабочих клубов, кружковой самодеятельности эпохи пролеткульта и т.п. Собран архив арт-объектов, которые были произведены на досуге в семьях советских граждан, а также коммерческая и музейная имитация таких объектов. Пользуясь формулировкой культуролога Кети Чухров, это самая настоящая «гуманная резиньяция».

Нижнетагилец Владимир Селезнёв сделал инсталляцию «Пространство борьбы», которая номинирована Уральским филиалом ГЦСИ. В тесной комнате все стены записаны протестными граффити. Внезапно гаснет свет, и читаются лишь неоновые надписи «всё напрасно». Метафора нынешнего протестного движения, конечно, яркая. И смысл её прост как лозунг и плакат. «Всё напрасно»? – Ну, «всё ясно».

Леонид Тишков посвятил свою многочастную работу теме «Заброшенные утопии: Коньковый завод». Работа также номинирована Уральским филиалом ГЦСИ. В фокусе – судьба Верхотурского конькового завода, который, подобно многим предприятиям Страны Советов, в конце прошлого века почил в бозе. Тишков вдохновился величественными руинами некогда процветающего производства, собрал груду остатков лезвий в старых цехах, сделал из них скульптуру наподобие металлического фонтана, или лавы. Фотографии рабочих представил как видеоарт: лица, заключённые в прозрачные пузыри, плывут под музыку к небу. Проект дополнен видео и фото «Руины памяти: Missa Solemnis», документальным фильмом «Конец рабочего дня». Так многосложно художник предаётся размышлениям на тему метаморфоз пролетарских утопий, предполагающих замещение храмов фабриками. В целом программа Тишкова зрелищна. Созданная им машинерия памяти неизбежно соотносится с произведениями Кристиана Болтански.

Все эти проекты замечательно инсталлированы, то, что называется, очень качественны (терпеть это слово не могу!). Вот в чём проблема: в какой момент в общении с ними возникает то неподконтрольное разуму, не спрограммированное, не просчитанное чувство эвристического восторга перед самим событием Искусства, тем событием, которое заставляет безгранично расширять горизонты интеллектуального и душевного общения с миром, видеть проблеск Бесконечности? (Извините за староромантический слог.) Все перечисленные проекты (может быть, за исключением более сложно придуманной «Последней выставки» Ани Жёлудь) замечательны как детали единого конвейера, механизма повседневной арт-жизни. Лишь один опус – опера «Марево» группы ПРОВМЫЗА (номинирована Фондом поддержки современного искусства «Артпроект»), если пользоваться терминами рецептивной эстетики, нарушил «горизонты ожидания». Виртуознейшим способом этот проект с помощью разных видов и жанров искусств (опера, видео, звук, изоискусство) предъявляет непостижимую, алогичную, опасную, но неизбежную ситуацию Границы. Тут – стоп. Этот проект достоин отдельной рецензии, не внутри общего премиального «конвейера».

Оправой главной номинации выступают работы региональные, кураторские, молодёжные и числящиеся по ведомству «теория и критика». Кураторские включают программу Юрия Альберта «Московский концептуализм. Начало», что была сделана в Нижнем Новгороде, программу члена жюри Яры Бубновой «Самоё себя глаз никогда не видит», что была сделана на Урале, программу члена жюри Андрея Ерофеева «Леонид Соков. Угол зрения» (программа о творчестве классика неофициального советского искусства была в ММСИ), программу сотрудника ГЦСИ Виталия Пацюкова «Джон Кейдж. Молчаливое присутствие», а также проект Анастасии Рябовой «Президиум ложных калькуляций» (выставка о реакции художников на глобальные экономические процессы была осуществлена в Музее предпринимателей, меценатов и благотворителей Москвы). Среди попавших в финал теоретиков все мэтры: Мизиано, Гройс, Петровская, Боровская и Екатерина Андреева. В принципе, неширокий горизонт инновативных сюжетов представляет номинация «Региональный проект современного искусства». Воронеж, Калининград, Самара, Екатеринбург, Владикавказ представили своих художников разных поколений и их интересные проекты. Да, именно эти центры уже прочно вписались в «контемпоральный» сюжет российского искусства. Других что-то на горизонте не видно…

В номинации «Новая генерация» соревнование будет между московской арт-группой «Варвары», краснодарской группой ЗИП, sound-art-проектом Дмитрия Морозова для деревни Никола-Ленивец, в которой работает артель известного художника Николая Полисского, и стрит-арт-проектом екатеринбуржца под именем Radya. В новаторском аспекте интересны все молодые проекты, в том числе и как попытка самоорганизации малых сообществ, не желающих вписываться в большие «конвейерные» арт-системы. Так, зиповцы инициируют творческую активность разных социальных групп без обращения к фондам, грантам и чиновникам. Морозов разоблачил существование неявного звукового пространства с помощью внедрения локальных радиопередатчиков в разные точки на местности: получился проект об альтернативном звуковом поле, в которое мы помещены. Хотим этого или нет. Radya без всяческих санкций расписал крыши домов гигантскими надписями типа «Возвращайся», «Превыше всего». Разговорил город на добром, понятном и приветливом языке. Наконец, «Варвары» вопреки модному концептуализму наделали на территории арт-центра ПRОЕКТ_FАБRИКА огромнейшие пластические скульптуры, общение с которыми происходит на чувственном, тактильном, дорефлексивном уровне. 



Источник: arterritory, 04/03/2013,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика