Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.12.2005 | Музыка

Люди года: поп и рок

Новые герои появляются до обидного редко

   

Патти Смит

Казалось бы – что этой немолодой американской женщине, которая в уходящем году даже новым альбомом не отметилась, делать в списке главных людей года? Но без нее не обойтись: многое повидали сцены российских площадок, но концерты, подобные тому, что Патти учинила в сентябре в московском "Б2", здесь случаются максимум раз в пятилетие. В 70-х Патти Смит веско доказала, что рок – это и женское дело тоже; в 2005-м устроила в Москве более чем двухчасовой сеанс истории этого самого рока, с феноменальными исполнениями собственных лучших вещей, с посвящением жертвам Беслана, с проповедями про свободу, которая "у тебя внутри", в которых не чувствовалось ни грамма фальши. По эмоции, по ощущению подлинности, по драйву в самом его исконном смысле – Патти победила всех.


Майя Арулпрагасам

Девушка, одну биографию которой стоило придумать: дочь бойца шри-ланкийских "Тигров Тамил-Илама", приехавшая в Англию учиться, а в итоге ставшая главным потрясением в поп-музыке 2005 года. Благодаря собственному происхождению и помощи друзей-соратников, Майя записала альбом "Arular", где музыка из бразильских трущоб и индийских пригородов отлита в форму зубодробительных, мгновенно цепляющих за душу песен-речевок; этакого пролетарского r’n’b. Невысокая и не особенно красивая девушка Майя, макияжу и драгоценностям предпочитающая футболки навыпуск, примерила на себя пузырчатую лондонскую танцевальную электронику – и оказалось, что она ей как раз впору; ее слово – это оружие, бьющее точно в цель; ее музыка – та самая встряска, которая давно была необходима завязшей в самолюбовании и медиаскандалах поп-культуре. Во что в итоге выльется вся эта история, пока неясно; но первый шаг к революции снизу уже сделан.


Леонид Федоров

С русскими артистами всегда бывает трудно – постоянно называть в числе героев года одних и тех же людей кажется банальным, новые люди появляются до обидного редко. Тем не менее, старая гвардия не сдает позиций, что уже само по себе замечательно. Леонид Федоров, к которому давно уже даже как-то неловко присоединять определение «лидер группы "Аукцыон", - конечно, главный русский музыкант 2005-го, да и, судя по всему, самая грандиозная фигура в здешней музыке после Сергея Курехина. В этом году Федоров издал сразу два диска, оба сделаны вместе с контрабасистом Владимиром Волковым ("Таял" и "Безондерс"), оба записаны и сведены в кустарных условиях, оба ошеломляют, сбивают с ног и, вообще говоря, отбивают всякое желание говорить какие-либо слова. Нынешняя музыка Федорова, где Вагнер встречается с Введенским, а Бен Ладен – с Волохонским, где даже в каком-то метафизическом апокалипсисе находится место иронии, - это и песни о жизни, и песни о смерти, и высказывание о культуре в целом. С течением времени все более становится понятно, что Федоров – единственный здесь, кто по-настоящему слышит эфир.

 

Стас Барецкий

Совсем иная история – пугающей внешности человек из Питера, у которого (его же словами говоря) "жизнь прошлась по роже". Человек, сочиняющий как бы шансонные песни про чужих жен, моряцкую любовь и телепередачу "Фабрика звезд", найденный электронщиками-энтузиастами из дуэта "Елочные игрушки" и к концу 2005-го превратившийся в объект культа для обеих столиц. Барецкий аутентичен: чтобы понять, что эти глаза не могут лгать, достаточно взглянуть на любую его фотографию. Но то, что он делает вместе с патриархами русского IDM, удобнее всего назвать антишансоном. Барецкий рычит в микрофон свои кошмарные частушки так, что становится ясно: никакой Трофим или Александр Новиков после этого уже невозможен; песни его – это, конечно, очень смешно, но еще и довольно страшно, поскольку картина из всех этих зарисовок складывается весьма жуткая. Вот и внимательно следящий за состоянием умов Сергей Шнуров на новом (и лучшем за последние годы) альбоме группы "Ленинград" без Барецкого не обошелся.


Земфира Рамазанова

Она по-прежнему избегает журналистов, по-прежнему множит вокруг себя слухи и скандалы (в этом году – история с концертом для политического движения "Наши" и демонстративный отказ от премии MTV), по-прежнему не жалует столицы – и по-прежнему остается главной русской поп-артистской XXI-го века. В 2005-м добавился наконец и более чем весомый повод говорить о Земфире как музыканте; ее последний альбом "Вендетта" - собрание точнейших, до последнего отзвука отделанных песен о вечном и самом насущном одновременно, и так верно, так умно, так актуально Земфира не звучала еще никогда.



Источник: "Грани", 28.12.2005,








Рекомендованные материалы


16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.


Мы «бьем себя в грудь» от «патриотизма», но при этом не интересуемся своим наследием

Композитор, педагог, руководитель Центра современной музыки при Московской консерватории Владимир Тарнопольский – о музыке для гипермаркетов, слухе как одном из главных отличительных признаков настоящего композитора и Мессиане как наследнике русского модерна.