Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.04.2012 | Архитектура / Музыка

Рюрики взыграли

18 апреля в День Музеев в МУАРе - концерт Сандры Колстад как саундтрек к выставке проектов норвежского архбюро Снёхетта

   

Проекты норвежского архитектурного бюро «Снёхетта», выставленные в Аптекарском приказе Музея Архитектуры имени Щусева, заставляют сожалеть о том, что наша вполне северная страна взяла курс не нордический, а азиатский. Архитектура и дизайн интерьера у нас приобретают какие-то черты восточного базара. Пространственный хаос, в котором каждый старается перекричать остальных, сорочья любовь ко всему блестящему. Когда видишь здания, построенные по проектам Снёхетта, очень хочется снова позвать на помощь варягов.

Первым успехом бюро стала Александрийская библиотека в Египте. Идея этой постройки родилась у властей страны при курьезных обстоятельствах – во время своего визита в Египет 1974 году президент США Ричард Никсон изъявил желание посетить знаменитую библиотеку города Александрии, основанного в 332 году до н.э. Никсон был не в курсе того, что библиотека считается безвозвратно утерянной последние 2000 лет, и местным чиновникам тоже неизвестно, где она.

Визиты Никсона в другие государства всегда весьма сильно влияли на архитектуру городов, которые он посещал – взять хотя бы его визит в СССР, ради которого снесли церкви вдоль маршрута, по которому он следовал в Москве.

Власти Египта ничего не сносили, наоборот, решили построить. Раз на библиотеку есть спрос, нужно, чтобы она была. В международном конкурсе, на котором было представлено 500 проектов, победила Снёхетта. Здание в форме цилиндра, каменная поверхность которого покрыта высеченными письменами на древних языках – по-современному минималистично, и в то же время кажется невероятно древним. Цилиндр поставлен с наклоном, и одна сторона торца уходит в землю, другая направлена в небо – с одной стороны, оно будто занесено песками времени, с другой – стартует в будущее, в космос и новые знания.

Снёхетта удаются не только большие государственные заказы, вроде александрийского или Оперы в Осло, прогулочная зона на крыше которой, кстати, напоминает по характеру наш ЦДХ – та же простая геометрия, та же облицовка белым мрамором, но выглядит намного позитивней, наверное потому, что в Осло мрамор моют. Норвежцы отлично работают и с камерными пространствами. Музей Петтера Дасса, легендарного священника и поэта XVII века, воспевшего природу Норвегии и веру в Бога, было решено построить рядом с его домом и средневековой церковью Альстахёуга. Почтить память поэта и в то же время сохранить нетронутой дикую красоту пейзажа архитекторы смогли очень оригинальным способом. Они вырезали часть грунта из холма рядом с церковью, и в этом искусственном овраге разместили здание музея, через стеклянное основание которого виден окружающий пейзаж, а крыша второго этажа, бетонного объема, находится на уровне земли. Не менее интересен

музей рыболовства в Кармее, бетонные стены которого ежегодно поливают удобрениями и сквашенным молоком, из-за чего они все больше обрастают лишайником, постепенно сливаясь с пейзажем.

Норвежцы умеют не только прятать здание в пейзаже, но и создать очень яркий и запоминающийся образ – павильон лондонской галереи «Серпентайн» с натянутыми с этажа на этаж тросами, создающими впечатление водопадов, или концертная площадка для джазового фестиваля в Консберге - белая конструкция органической формы. Стальные конструкции с натянутой тканью напоминают работу знасенитого современного художника Аниша Капура «Марсий», выставленную в турбинном зале Лондонской галереи Тейт. Это произведение так же связано с музыкой – греческой легендой о том, как Марсий, сатир, достигший мастерства во владении флейтой, вызывал на состязание самого Аполлона, проиграл, и Аполлон наказал его, содрав с него кожу, которая висит в храме во Фригии у истоков реки Меандр и начинает трепетать при звуках флейты. Капур сделал из металлических обручей и натянутой между ними красной ткани некий гибрид флейты и кожи огромных размеров. У Снёхетта похожая конструкция, но она не только изображает музыкальный инструмент, но и на самом деле им является – воронка, под которой выступают музыканты, работает как огромный естественный звукоусилитель.

В День Музеев 18 апреля эту и другие экспозиции можно посмотреть бесплатно, а после, в 20:00 в корпусе «Руина» состоится концерт Сандры Колстад, «королевы норвежского электронного попа». Суровая и героическая, но при этом очень ритмичная и «танцевабельная» музыка отлично походит для озвучки архитектуры Снёхетта. Однако танцевать в Руине все же не рекомендуется, как и следует из названия, это очень хрупкий, специально остановленный на полпути к разрушению и законсервированный в этом состоянии памятник архитектуры. Так что разрушать его не стоит.



Источник: Polit.ru,17 апреля 2012,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Мрачные страницы академической музыки

Автор не претендует на глобальное исследование, а лишь с иронией рассказывает о мрачных фактах из мира академической музыки. Вся книга построена на небольших эссе в пару страниц, где Рейборн описывает разнообразную бесовщину и прочие странности из жизни композиторов. Тут тебе обоснование почему нельзя писать больше 9 симфоний, как скончаться с гангреной из-за дирижирования и куда делась часть Бетховена после его смерти.

16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.