ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 19 ОКТЯБРЯ 2017 года

Арт

Линия сердца

Коллекция Михаила Алшибая в Музее “Другое искусство”.

Текст: Диана Мачулина

В Музее “Другое искусство” в РГГУ открылась выставка “Линия. Современное искусство из коллекции Михаила Алшибая”, завершающая Фестиваль коллекций современного искусства, организованный Государственным центром современного искусства, и приуроченная к 70-летию основателя университетского музея Леонида Талочкина . Эта выставка – продолжение выставки в ММСИ, посвященной искусству 60 – 70-х годов, которая называлась “Круги” , но отнюдь не потому, что в выбранных для выставки работах обязательно присутствовали окружности, кольца или шары. Дело в том, что знаменитый кардиолог Алшибая, лечивший Ельцина – не только гений в своей профессии, но и в хобби своем, – уникален. Слишком часто коллекционеры воспринимают искусство как способ инвестиций, их волнует только ликвидность работ и потенциальная возможность получения прибыли. У Алшибая другое – он искренне любит искусство, разбирается в нем и дружит с художниками. “Круги” – графический образ результата его анализа художественного мира 60 – 70-х годов, действительно состоявший из нескольких кругов единомышленников, которые “пересекались и интерферировали”.

“Линия” – также символ. Как пишет в каталоге выставки сам Алшибая, “сегодняшнее актуальное искусство, насколько бы оппозиционным к прошлому оно ни казалось, все равно находится в русле традиции, продолжая непрерывную линию”. Не каждому искусствоведу это понятно, но Михаил Алшибая чувствует эту преемственность. Он доверяет своему чувству, а не планирует удачные вложения денег, его собрание не заканчивается на нонконформистах. Выставка “Линия” фрагментарно показывает часть его коллекции, состоящую из работ российских художников последних лет.

Но развитие искусства все же нелинейно, и в нем нельзя найти соответствия идее прогресса. Исходя из этого, куратор выставки Юлия Лебедева и сам Михаил Алшибая включили в экспозицию работы 70-х годов, увидев, что некоторые “старые” произведения намного сильнее, актуальней и “моложе”, чем многое из того, что делается сейчас.

Вот, к примеру, группа “Коллективные Действия”, показанная на выставке в РГГУ – недаром же для того, чтобы представить Россию на Венецианской биеннале в этом году, были выбраны именно они. А есть имена и совсем забытые, но надо полагать, забытые только потому, что художники опережали свое время, не были поняты и не нашли в себе сил работать и гнуть свою линию до наступления эпохи, которой они были бы созвучны. Среди таких работ – графика художника, близкого кругу московских концептуалистов, Андрея Абрамова, листы с многослойными завихрениями разноцветных линий, идущих горизонтальными волнами, напоминающие одновременно детские прописи и картины классика Сая Туомбли. Деревянный кот-копилка Андрея Бровина, стоящий на задних лапах, а вместо грудной клетки у него ротонда с ионическими колоннами, между которыми можно и нужно кидать монетки. Картина Александра Шнурова “Сортир”, пастозно, густо написанный советский туалет с его невозможностью уединиться – два унитаза рядом, не разделенные стенкой. Прямо-таки поп-арт – вспомнить хотя бы Ольденбурга с его надувным туалетом, – но, как и всегда в СССР, превращенный в соц-арт, с нотками иронии и критики.

Хотя “линия” является метафорой, Лебедева и Алшибая находили линии и в сюжетах картин. Иногда это линии, которых уже нет, – как в “Глобусе коммунизма” Витаса Стасюнаса, в котором нет меридианов и параллелей. Иногда линии еще ждут своего появления – так в фотографии Владислава Мамышева-Монро красотка Мэрилин, которую изображает сам автор в парике, макияже и одежде кинодивы, выбросилась из окна на мостовую и погибла, и вот-вот придут полицейские и обведут ее прекрасное тело меловой линией. Чаще всего линии найти просто, но все равно интересно, мы же никогда не ставили себе такой задачи – отыскать на выставке в каждой работе что-то конкретное.

Вот у Андрея Филиппова карающий ангел, в руке у него меч, линия возмездия. В картине Марии Чуйковой рецепт солянки предстает как натюрморт и как схема: овощи, мясо, приправы падают в кастрюлю, а чтобы не промахнулись, траектория падения указана стрелками.

Две работы – о линии, которая отделяет произведение искусства от всего остального мира, а именно – о раме. У Антона Смирнского (группа ФЕНСО) – картина в богатой рамке. Оформлять произведения современного искусства в рамы вообще-то не принято, но здесь – это часть идеи. Сама картина, может, так себе – какие-то вариации на тему персидской книжной миниатюры, ряд сюжетов по краям работы, как клейма в житийной иконе, но вместо центральной части, где должен быть главный герой, – снова рама. Это издевательство над теми владельцами картин, которые ценят дорогую раму больше, чем само произведение. А у Ивана Чуйкова – кусок картины, ее уголок, оторванный вместе с рамой, болтается, как “мобиль” Колдера, на леске. Двухмерное окно в мир, картина превращается в трехмерный, движущийся от сквозняков, объект. Магия иллюзорности разоблачена, и здесь даже не рама представляет линию, но леска, на которой все висит.

И есть линии, которые нельзя визуализировать, но при этом они самые важные. Так, в работе Никиты Алексеева и Игната Данильцева, сделанной во время их совместного пребывания в Дюссельдорфе, художники обратили внимание на имена улиц. Они были названы в честь людей, о которых авторам было ничего неизвестно, что для россиян простительно, но ведь и местные жители не знали, кто это и чем знамениты. Художники вернули улицам лица и истории людей, имена которых они носят: на серии фотографий с дорожными указателями были вклеены портреты и биографии. И стало ясно, что линия не в улице как таковой, ведущей от одной городской точки до другой, а в памяти, благодарности от потомков предкам.

Так и в коллекции Алшибая самое важное – внимание и уважение к личности художника, выбранному им пути. Это линия сердца. Может быть, для многих это всего лишь внутренний орган, который Алшибая спасает профессионально, но для него самого – это вместилище души, он и работает с сердцем, и вкладывает его в свое увлечение современным искусством.

10008158-Alshibaja1.JPG
Михаил Алшибая у работы Дмитрия Пригова "Гласность".


Посетители рассматривают "Глобус коммунизма" Витаса Стасюнаса - к нам он повернут "Морем Луиса Корвалана"


"Кот" Андрея Бровина - это копилка, деньги нужно бросать в ротонду, между колоннами.


В картине Антона Смирнского самое главное - рама, она и вокруг изображения, и внутри.






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Диана Мачулина через RSS

Читать Арт через RSS

Источник: "Культура", 22 - 28 сентября 2011г.,
опубликовано у нас 17 Октября 2011 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru