Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.07.2011 | Арт

Нарушители границ

XII Медиафорум проходит в Москве

Двенадцать лет назад основатель Медиаартлаб Ольга Шишко открыла в Москве параллельную программу ММКФ «Медиафорум». Программа стала любимой и ожидаемой многими как синефилами, так и завсегдатаями экспозиций contemporary art.

«Медиафорум отвечает за пограничную территорию между кинематографом и современным искусством, — говорит Ольга Шишко. — Именно там, согласно мнению теоретиков и практиков искусства движущихся образов, происходят самые интересные и самые перспективные в экранной культуре явления».

Действительно, открывшаяся на двух престижных площадках, в центре «Гараж» и Московском музее современного искусства (здание в Ермолаевском переулке), огромная экспозиция «Расширенное кино» убеждает, что сегодня искусство нарушения границ необходимо для полноценного восприятия изменившихся пространства и времени. Ведь на перцептивном уровне мы понимаем, что первое давно уже не трехмерно, а второе не линейно. С чем нас и поздравил организованный в этом году Ольгой Шишко в союзе с Кириллом Разлоговым фестиваль.

Программа «Расширенное кино» состоит из нескольких частей: «Пространства памяти/Символические путешествия», «Движущийся образ/Поэтика языка и пространства», «Третье кино/Видеоискусство как слепок с реальности», «Симулированная реальность/Другой герой». Надо сказать, что программа выстроена так хорошо, а работы подобраны так тщательно, что ее впору назвать новой хрестоматией по определению специфики видеоарта как вида искусства. Прежде всего понимаешь, в чем его отличие от кинематографа. Не только в отсутствии традиционного сюжета (рассказа, нарратива, истории). Он как раз иногда имеется. В другом: в том, что именно этот вид творчества предполагает сделать зрителя не пассивным наблюдателем транслируемых картинок, но архитектором-конструктором тех самых миров, которые, согласно куратору грядущей Московской артбиеннале Питеру Вайбелю, нам суждено переписывать наново.

Творческое участие зрителя в созидании образа увиденного — лейтмотив лучших работ форума. Начнем с классиков. В «Гараже» демонстрируется работа Эйи-Лиизы Ахтила (Финляндия) «Благовещение». На трех экранах одновременно демонстрируется нехитрая история о постановке любительского спектакля на тему «Благовещение». Простоватые и при этом удивительно прекрасные женщины сидят кругом (зритель оказывается в центре) и обсуждают детали сцены явления Богоматери архангела Гавриила с вестью о рождении Спасителя. Смотрят альбомы по искусству, обсуждают подробности иконографии.

Потом мы видим снежный пейзаж, домики, в которых живут ослики. Играющая Марию девушка (занятно, что с дредами на голове) садится на одного и делает прогулку по аллейке. Другие участники спектакля смотрят, комментируют и обсуждают. Далее мы переносимся в комнату с голубями, где репетируют сцену явления. Одной женщине приделывают крылья, и она молитвенно склоняется перед смущенной и робкой Марией с дредами. Затем нашего ангела укрепляют на тросе, поднимают и дают возможность полетать по воздуху.

Изображения на трех экранах не синхронизированы точно. Ритм нарушается. И в этих зазорах монтажа происходит самое интересное: зритель достраивает в своем воображении увиденное и оказывается медиумом между наивным сюжетом о любительском спектакле и теми трансцендентными смыслами, что этот спектакль преображают и одухотворяют. Мы оказываемся причастными к рождению подлинного чуда, чуждого патетики и ошеломляющей зрелищности, но пронзительного и достоверного в своей абсолютной искренности и необъяснимости в категориях рацио. Разрушение кинематографического нарратива в данном случае стимулирует наши собственные творческие способности в преодолении обыденной связи событий и смыслов. Это великая работа, достойным собеседником которой могут стать видеофильмы на священные сюжеты Билла Виолы.

В пандан к работе Ахтила могут быть выбраны другие лучшие, например дуэта «Провмыза» «Подснежник». Гигантские панорамы заснеженного поля. Как на нотном стане, линейки перелесков и закорючки-нотки деревьев. В небе вихри кружатся. Музыка мягко играет. Чу, от одной черной полоски отделились точки и побрели по бескрайнему полю, пересекая кадр от начала к концу. Смена плана — чуть крупнее можно разглядеть две фигурки и собаку их сопровождающую. Смена еще: отдельно вихри в небе, сквозь которые сияет солнце. Абсолютное погружение в этот видеопейзаж дарит счастье самому достраивать ритм, масштаб, длительность увиденного и согласиться, что — да — мир не понят нами и не познан. И не мы в него играем, а он играет нами — маленькими нотками в снежной партитуре.

Или работа Виктора Алимпиева «Вот». Несколько французских актеров голосами ведут вокализ — композицию из одних гласных звуков. Помогают себе руками, переглядываются, общаются касаниями, наклоняются в такт. Снято совершенно волшебным способом: мы будто наблюдаем за ожившими героями караваджистской живописи или поющими скульптурами. И невозможно упустить шанс понять, что звук визуально организует пластику тела, что их органическое единение архетипично для рождения так любимого Алимпиевым театрального искусства.

Имеются шедевры полиэкранного жанра. Классик китайского видеоарта Ян Фудун на семи экранах разложил повествование на тему фильмов нуар. Несколько камер в ночи одновременно снимают старые кварталы, одиноких ожидающих чего-то (кого-то) людей, редкие проезжающие по мостовым старинные авто… Атмосфера наэлектризована. И… ничего не происходит. Воображение зрителя — главный герой.

Поистине уникален длящийся без малого пять минут видеофильм художника албанца Анри Сала «Ответь мне». Это отсылка к творчеству Микеланджело Антониони. Она и Он. Они расстаются. Женщина хочет говорить, объясниться. Постоянно повторяет фразу «Ответь мне». Мужчина отвернулся и стучит по барабанной установке. Отлично, кстати, играет. И одержимо, и страстно. Звуки бьются о стены, заставляют дрожать в такт две палочки, положенные на пустой барабан. И эта дрожь оставленных палочек, у которых стоит женщина, лучшая метафора финального отчуждения.

Наверное, единственный снятый в привычном киноформате опус — длящийся более часа видеофильм «Дерек» англичанина Айзека Джулиана. Это фильм о жизни и творчестве великого enfant terrible мирового кинематографа Дерека Джармена. Кадры работы над фильмами, интервью, чтение актрисой Тильдой Суинтон «Письма ангелу», комментарии… Из этой лоскутной ткани сшивается образ человека, не вмещающегося в ожидаемые рамки биографии «о великих». Видео цепляет. Еще и потому, что Тильда сделала удивительный комментарий — обращение к покойному Джармену: «Мне всегда нравилось то, что в твоих фильмах присутствует душок постановок школьного театра».

В целом проект «Расширенное кино» можно считать великолепной увертюрой 4-й московской биеннале «Переписывая миры». Новый тотальный медиаобраз планеты требует нового форматирования знаний и новых кодов интерпретации. И отважного нарушения границ.



Источник: "Московские новости", 29 июня 2011 года,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика